Сражение при кагуле

Литература

  • Богданович М. И. Поход 1770 года // Походы Румянцева, Потемкина и Суворова в Турции. — Санкт-Петербург: В типографии Эдуарда Веймара, 1852. — С. 21—42.
  • Петров А. Н. Война России с Турцией и польскими конфедератами, с 1769-1774 год. — Санкт-Петербург: В типографии Эдуарда Веймара, 1866. — Т. I. Год 1769. — 364 с.
  • Петров А. Н. Война России с Турцией и польскими конфедератами, с 1769-1774 год. — Санкт-Петербург: В типографии Эдуарда Веймара, 1866. — Т. II. Год 1770. — 576 с.
  • Баиов А. К. X. Ларго-Кагульская операция // Курс истории Русского Военного Искусства. — С.-Петербург: Типография Гр. Скачкова с С-ми, 1909. — Т. V. Эпоха Императрицы Екатерины II-й. — С. 107—172.
  • Фельдмаршал Румянцев. Сборник документов и материалов. 1725—1796. — М.: Госполитиздат, 1947. — 408 с. — (Русские полководцы. Документы и материалы).
  • Леонов О., Ульянов И. Реформы «Золотого века» // Регулярная пехота. 1698—1801. — М.: АСТ, 1995. — С. 123—192. — (История российских войск). — 12 000 экз. — ISBN 5-88196-477-2.
  • Тараторин В. В. Тактика русской кавалерии в боях с турецкой конницей // Конница на войне. История кавалерии с древнейших времён до эпохи наполеоновских войн / Ответственный за выпуск Ю. Г. Хацкевич. — Минск: «Харвест», 1999. — 357—366 с. — (Библиотека военной истории). — 15 000 экз. — ISBN 9854334961.
  • Изотова М. А. Медаль «За победу при Кагуле». 1770 г. // Ордена и медали России и СССР / Редакторы к. и. н. Хомутова Е., Рублёв С. — Ростов-на-Дону: «Владис», 2010. — С. 92—94. — 2500 экз. — ISBN 9785956709603.

Дальнейшее преследование турок

Вскоре преследование турок продолжилось, но на этот раз уже вне поля сражения. Для выполнения этой задачи в долине Кагула Румянцевым был выделен корпус Бауэра. 22 июля (2 августа) преследователи заняли старый османский лагерь, расположенный в 20 верстах от места генерального сражения. 23 июля (3 августа) корпус Бауэра достиг Картала, где обнаружил переправляющиеся на другой берег Дуная остатки войска великого визиря. Хотя в распоряжении турок находилось более 300 судов, на месте переправы царил полный беспорядок. Оказавшись у пункта посадки на суда, Бауэр быстро оценил ситуацию и принял решение атаковать османов. Для этой цели генерал-квартирмейстер выстроил свои войска единым фронтом, центр которого был образован пехотными каре, а фланги — кавалерийскими частями. В таком порядке корпус Бауэра решительно атаковал турок, нанеся им очередное поражение и таким образом довершив разгром войска Иваззаде Халил-паши. После боя возле переправы победители захватили весь находившийся у реки обоз, артиллерийскую батарею в 30 пушек, а также более тысячи пленных.

После завершения битвы при Кагуле войско крымского хана отступило к Измаилу, но, столкнувшись с неудовольствием местного населения, которое не желало привлекать к себе внимание русской армии, татары были вынуждены отойти к Аккерману. В соответствии с обстановкой Румянцев принял решение начать преследование и в направлении Измаила — для этой цели был послан отряд генерала Осипа Игельстрёма

Войска Игельстрёма выступили в поход в одно время с корпусом Бауэра и в скором времени овладели мостами в устье реки Ялпух у деревни Тобака, а также отошедшим в этот район обозом. 23 июля к Измаилу выступил корпус Репнина, усиленный подразделениями под командованием Потёмкина. 26 июля (6 августа) войска Репнина взяли Измаил, после чего двинулись дальше, последовательно захватывая оставшиеся в распоряжении турок опорные пункты на Нижнем Дунае.

Атака турецкого лагеря

Отразив турецкую атаку, русские войска в 8-м часу утра двинулись к главному ретраншаменту турецкого лагеря.

Театр военных действий (рисунок из статьи «Кагул» «Военная энциклопедия Сытина»)

При подходе русских войск турки открыли огонь по каре генералов Олица и Племянникова. При подходе каре Племянникова к ретраншаменту, около 10 000 янычар спустились в лощину между центром и левым флангом укрепления и ринулись на каре, ворвались в него и смяли некоторые части. Каре было расстроено, янычары захватили два знамени и несколько зарядных ящиков; русские солдаты спасались бегством, пытаясь укрыться в каре генерала Олица и тем приводя его в беспорядок. Заметив это и опасаясь за участь каре, Румянцев обратился к принцу Ольденбургскому, бывшему поблизости, и спокойно сказал «Теперь настало наше дело». С этими словами он поскакал из каре Олица к бегущим войскам Племянникова и одной фразой, «Ребята, стой!», удержал бегущих, которые остановились и сгруппировались около Румянцева. Одновременно по янычарам открыла огонь батарея Мелиссино, с двух сторон их атаковала кавалерия, а генерал Баур, уже вошедший в ретраншамент, отправил от себя батальон егерей для атаки янычар слева и для продольного обстрела рва перед ретраншаментом, в котором также засели янычары. После замешательства, произведённого взрывом зарядного ящика, 1-й гренадёрский полк бросился в штыки. Янычары были обращены в бегство, кавалерия стала их преследовать. В это же время каре были приведены в порядок, фланговые колонны заняли весь ретраншамент и отбили захваченные турками знамёна. После потери укреплений, артиллерии и обозов турки увидели, что корпус князя Репнина заходит им в тыл, в 9 часов утра оставили лагерь и обратились в бегство под фланговым огнём корпуса Репнина.

По утверждению А. Н. Петрова, Иваззаде Халил-паша с саблей в руке пытался остановить бегущих, но все его слова пропадали даром. Увещевания великого визиря продолжить бой во имя пророка Мухаммеда и султана Мустафы III также не имели успеха. Объятые паникой османские воины кричали в ответ Иваззаде Халил-паше: «Нет сил сбить русских, которые поражают нас огнём, как молнией». Находившийся позади султанского войска Мустафа-паша рубил отходящим уши и носы, но и это средство не смогло прекратить беспорядочное бегство турок.

Вскоре после начала панического отступления османы наткнулись на отряд анатолийских воинов, включавший в себя преимущественно курдов. Этот отряд утром 21 июля выдвинулся из Картала на подмогу Иваззаде Халил-паше. Заметив обращённых в бегство турок, выступившие из Картала воины вместо помощи принялись безжалостно их грабить, тем самым внося ещё больше хаоса и беспорядка в разгромленное османское войско.

Усталость солдат, бывших на ногах с часу ночи, не позволила русской пехоте продолжать преследование в день сражения далее четырёх верст, после чего преследование продолжалось кавалерией. По окончании сражения Румянцев занял позицию позади бывшего турецкого лагеря.

↑ Предпосылки

В июле того же года состоялась битва на реке Ларге, в которой османско-крымская армия вынуждена была отступить.



Однако отступавшие разделились на две части – турецкую и крымскую, которые разошлись в разные стороны. Русская армия при этом оказалась в затруднительном положении:

  • Оказалась на узком проходе между двумя длинными озёрами; спереди и сзади в любой момент могли напасть турки и татары.
  • Ппровианта хватит не более чем на четыре дня.
  • Командующий граф Румянцев категорически отказывался отступить в более удобное место; он также не решался преследовать неприятеля, пока не будут подвезены новые запасы провизии.
  • Русская армия имела довольно небольшую численность: всего 32 тысячи личного состава против 150-тысячной вражеской армии. Некоторое преимущество турки и татары имели и в орудиях. Последняя трудность оказалась сомнительной.

Огромная османская армия на деле была плохо организованной. Румянцев же распорядился расставить свои войска прогрессивным строем – каре (четырёхугольник). Такое построение позволяло вести боевые действия даже при полном окружении вражеской конницей. Отдельные каре были выстроены в боевую линию, однако сами по себе были весьма подвижными, могли быстро обходить препятствия, восстанавливаться после нападения врага, пополняться солдатами из соседних каре и оборонять друг друга.


Другое преимущество русской армии – слаженные действия артиллерии; в частности, артиллерия стала удачной заменой прежним «рогаткам», поскольку не только останавливала конницу врага, но и уничтожала её. Любопытно, что боевые действия проходили под музыку.

Новая тактика, применённая в сражении

В Кагульском сражении Румянцев коренным способом изменил тактику российской армии:

  • для сдерживания вражеской конницы вместо рогаток была использована артиллерия, поставленная батареями перед фронтом каре;
  • отдельное положение дивизионных каре давало возможность взаимной обороны. Кроме того, отдельные каре могли удобно двигаться по всякой местности и легко обходить препятствия, не расстраивая строй.

В сражениях при Ларге и Кагуле русскими войсками применялась тактика, выработанная Румянцевым в 1770 г. для противодействия турецко-татарской армии. В то же время полководец не настаивал на буквальном исполнении своих инструкций: допускалось построение дивизии в несколько каре по 2—3 полка в каждом, а полки при необходимости могли выходить из каре: так, когда в битве при Кагуле каре дивизии Племянникова было смято внезапно атаковавшими янычарами, именно штыковая атака 1-го гренадерского полка из соседнего каре Олица позволила расстроенным частям вновь выстроиться и продолжать наступление.

Подразделениям егерей с самого начала отводилась довольно важная роль в тактических построениях Румянцева: егеря своим метким огнём прикрывали фланги и предваряли штыковой удар гренадеров и мушкетёров. Вследствие неимения достаточного количества егерей часть мушкетёров обращалась в «стрелки».

Начало сражения

Карта сражения

Турки заметили неподвижность армии Румянцева, но думали, что она происходит от осознания собственной обречённости. В 10 часов утра 20 июля турецкая армия снялась со своей позиции и двинулась к селению Гречени. Румянцев наблюдал это движение с высокого холма. При виде турецкой армии, остановившейся к вечеру в двух верстах не доходя Траянова вала и выбирающей позицию, Румянцев — несмотря на малочисленность своей армии, в которой после отвлечения до 6 000 человек на прикрытие обозов оставалось всего 17 000 пехотинцев и несколько тысяч кавалеристов — сказал окружавшему его штабу: «если турки осмелятся в этом месте разбить хоть одну палатку, я их атакую в эту же ночь».

Турецкая армия разбила свой лагерь в семи верстах от русских войск, на левом берегу реки Кагул близ её устья. После рекогносцировки русской позиции 19 июля визирь составил следующий план атаки: имитируя наступление на центр русской армии, все главные силы устремить на левое крыло, стараясь опрокинуть русских в реку Кагул. При звуке выстрелов крымский хан должен был перейти реку Сальчу и всеми своими силами ударить с тылa. По сведениям, полученным от пленных, визирь и хан планировали атаку на 21 июля.

Румянцеву было необходимо атаковать турок прежде, чем татары успеют напасть с другой стороны. Поэтому в час ночи на 21 июля русские войска выступили с позиции и, соблюдая тишину, проследовали к Траянову валу. Во время этого движения в турецком лагере произошла ложная тревога со стрельбой, но затем вновь восстановилось спокойствие. На рассвете русская армия перешла Траянов вал и выстроилась в линии. Когда турки заметили атакующих, они приказали своей многочисленной коннице атаковать, растянувшись перед всем русским фронтом. Российские каре остановились и открыли огонь. Особенно эффективен был огонь батарей Мелиссино. Когда артиллерия отбила атаку на центр, турки переместили удар вправо для усиления атаки на колонны генерала Брюса и князя Репнина. Воспользовавшись лощиной между этими каре, турки окружили их со всех сторон. Тогда же часть турецкой конницы, воспользовавшись другой долиной, пересекла Траянов вал и ринулась в тыл каре Олица. Выполнив этот манёвр, османы засели во рву вдоль вала и открыли по войскам Олица ружейный огонь.

В это время Румянцев отправил резервы из атакованных колонн для занятия лощины и создания угрозы турецким путям отступления к лагерю и ретраншаментам. Этот манёвр удался: турки, боясь потерять пути отступления, бросились из лощины к ретраншаменту под картечным огнём русской артиллерии. При этом остальная турецкая конница, атаковавшая каре на правом и левом флангах, также поспешно отступила. Неуспех сопутствовал туркам и на левом их фланге, где генерал Баур не только отбил атаку, но и перешёл в наступление и под огнём успешно штурмовал 25-пушечную батарею, а затем захватил и ретраншамент, овладев 93 орудиями.

Итоги сражения

Русские трофеи состояли из ста сорока пушек на лафетах со всеми принадлежностями, всего турецкого багажа, обозов и лагеря. Даже денежная казна визиря была оставлена в ходе битвы, но казаки или арнауты успели разграбить её до того, как об этом узнало начальство. Румянцев велел отыскать захвативших казну, но безуспешно. Потери турок были велики: только на поле перед ретраншаментом и в лагере было собрано 3 000 убитых. На пути отступления на расстоянии до семи вёрст лежали груды тел. По «умеренному счёту» турки потеряли до 20 000 человек. Российские потери составили: убитыми 353 человека, без вести пропавшими 11, ранеными 550 человек. В донесении о победе, отправленном с бригадиром Озеровым, 1-й гренадерский полк которого решил победу, Румянцев написал:

Успех Румянцева вызвал восхищение современников. Екатерина II в своём рескрипте отметила:

Не менее лестно было и письмо короля Фридриха Великого к Румянцеву с поздравлением.


С этим читают