Кунерсдорф: упущенная победа фридриха

Ход сражения[править]

Сражение, начавшееся в полдень, происходило при жаркой погоде. Особенно жарко стало после полудня.

На левом фланге русской армии, по которому пришёлся главный удар пруссаков, начальствовал генерал-поручик князь А. М. Голицын. Полки Голицына, укомплектованные в основном новобранцами, поначалу дрогнули, попятились, сам Голицын был тяжело ранен, однако сумел восстановить порядок.


Прусский король, поспешивший отправить курьеров с победными реляциями, также был ранен. Жизнь ему спас находившийся в кармане мундира золотой портсигар, в который попала вражеская пуля. Под Фридрихом пали две лошади, но король не уходил с поля боя, намереваясь выиграть сражение, и чуть не был захвачен в плен казаками.

В первой фазе сражения при Кунерсдорфе пруссаки захватили позицию правого фланга Салтыкова на высоте Мюльберг. Однако попытки прусской пехоты ударом с Мюльберга через овраг Кунгрунд разбить центр союзников на высоте Большой Шпиц были сорваны. Конница Зейдлица, атаковавшая Большой Шпиц с фронта, была остановлена артиллерийским огнём, контратакована русской конницей и обращена в бегство. После этого обратилась в бегство вся прусская армия.

На пути в Кунерсдорф

В Европе шла Семилетняя война, и это был крупнейший на тот момент военный конфликт. Представьте, что воевали не только в Европе, но и в Северной Америке, в Карибском море, в Индии и даже на Филиппинах.

Карта с диспозициями сторон перед Кунерсдорфским сражением

Россия в те годы выступила в поддержку Австрии. Нельзя было допустить чрезмерного усиления Пруссии, которая до начала новой войны весьма удачно провела несколько захватнических войн. Прусский король Фридрих, как его называют сами немцы «старый Фриц», был большим энтузиастом военного дела.

Фридрих собрал вокруг себя талантливых офицеров и полководцев, таких как, к примеру, легендарный фельдмаршал Зейдлиц. Более того, в Пруссии прошла военная реформа, и вся страна стала напоминать военный лагерь.

В этом нет преувеличения, если вспомнить, что Фридрих с огромным упорством строил своё государство и армию. Доходило вплоть до того, что он лично отбирал подходящих юношей в гренадерские роты и батальоны. Так что русской армии императрицы Елизаветы Петровны предстояла не лёгкая прогулка, а тяжелый бой с опасным противником.

Финальная фаза сражения по Архенгольцу

Офицер Фридриха II Иоганн Архенгольц, после окончания Семилетней войны написавший её историю, решающую роль в победе русско-австрийских войск приписывал контрудару конницы австрийского генерала Лаудона.

«…Тогда прусская кавалерия дерзнула атаковать высоты, но даже кавалерийская тактика Зейдлица оказалась тут бессильной. Эта конница, привыкшая под его командой опрокидывать вдвое и втрое сильнейшую неприятельскую конницу, обращать во всех позициях пехоту в бегство, даже отбивать батареи и преодолевать величайшие затруднения местности, изнемогла тут в невозможной борьбе под высоко стоявшими орудиями русских. <…> Все прусские войска, конные и пешие, пришли в величайшее расстройство. В эту критическую минуту Лаудон со свежими войсками напал с фланга и с тыла на совершенно изнемогавшее правое крыло пруссаков. Полководец этот, так часто умевший воспользоваться на войне удачной минутой, привел теперь кавалерию, которая построилась надлежащим образом вдали от битвы и в полном порядке ударила на расстроенные ряды пруссаков. Это обстоятельство решило битву».

Как русские попали в Германию?

Со времен Петра Великого, громившего лучшую в Европе шведскую армию короля Карла XII, прошло уже много лет. В Европе поднималась звезда воинского таланта молодого и воинственного Фридриха II – прусского короля. Уже давно ни одна из армий Европы не сталкивалась с русскими войсками, да и в целом из-за этого боевые качества нашего воина подзабылись.

Карта Гросс-Егерсдорфского сражения

Другим фактором стал выбор союзников. Если Елизавета Петровна поклялась воевать с Фридрихом до победного конца, как она выразилась: «Даже если придется продать половину своих платьев», то Петр III, наследник престола, относился к Фридриху как к своему кумиру. Молодой Петр III (Карл Петер Ульрих Голштейн-Готторпский) буквально боготворил Фридриха. Естественно, такие диаметрально противоположные отношения к противнику среди царствующих особ накладывали на армию «моральные ограничения».

Ну а третьим фактором, выходящим из предыдущего, стала вопиющая нерешительность, постоянная оглядка на Санкт-Петербург русских командующих. Это, пожалуй, стало главным источником бед для Русской армии в этой войне. Более того, к нерешительности добавлялась военная некомпетентность наших командующих. Только стойкость и смелость солдат, младших и средних офицеров (к примеру, у Гросс-Егерсдорфа дебютировал ещё никому не известный майор А.В. Суворов) спасали нашу армию в бою.

Чудо Бранденбургского дома

Тем не менее, несмотря на такие радужные перспективы для армии союзников, сражение при Кунерсдорфе не смогло внести решающего перелома в ход военных действий. Это было вызвано наличием ряда противоречий между руководством русских и австрийских войск. В то время, когда нужно было организовать молниеносный марш на Берлин, они отвели свои армии, не достигнув согласованности по дальнейшим совместным действиям. Причем и русские, и австрийцы винили именно другую сторону в нарушении договоренностей.

Подобная несогласованность союзной армии воодушевила Фридриха, уже потерявшего всякую надежду на благополучный для своей страны исход. Всего за несколько дней он смог снова набрать тридцатитрехтысячную армию. Теперь все были уверены, что союзные войска не смогут без яростного сопротивления вступить в Берлин. Более того, существовали большие сомнения, что прусскую столицу вообще получится взять.

Фактически из-за несогласованности действий командования союзные войска растеряли то огромное преимущество, которое получили после Кунерсдорфского сражения. Это удачное для себя стечение обстоятельств Фридрих II окрестил «Чудом Бранденбургского дома».

Ход битвы

Фридрих II с армией в 48 тысяч человек, идя навстречу противнику с юга, переправился с левого берега р. Одер на правый и занял позицию восточнее селения Кунерсдорф, около которого находилась основная группировка русско-австрийских войск во главе с главнокомандующим Салтыковым. Готовясь к встрече с противником, союзные войска расположились на трех господствующих высотах, отделенных друг от друга оврагами и болотистой низиной…


План Салтыкова, выбравшего эту позицию, заключался в том, чтобы заставить пруссаков наступать на хорошо укрепленный и расположенный на пересеченной местности левый фланг союзных войск, близ всех находившийся к противнику, измотать здесь его силы и затем, прочно удерживая центр и правый фланг, перейти в общее наступление…

Завязался ожесточенный бой. Фридрих II бросал в атаку все новые и новые силы, но русские отбивали их. <…> Наконец, стремясь переломить ситуацию, Фридрих II бросил в бой свою конницу, считавшуюся тогда лучшей в Европе. Однако рельеф местности ограничивал ее маневренность, и в конце концов прусская конница, неся огромные потери, обратилась в бегство.

Напрягая последние силы, прусская пехота отчаянным броском захватила главную высоту правого фланга Салтыкова, где находилась сильная российская батарея, но вскоре была сброшена ответной контратакой. <…>

Военные резервы Фридриха II были исчерпаны, сил для атак больше не оставалось. Увидев и поняв это, Салтыков издал приказ об общем наступлении, которое обратило обессиленного противника в бегство. Продолжавшееся около семи часов сражение закончилось сокрушительным разгромом прусской армии, остатки которой бежали за Одер.

Мячин А. Н. «Сто великих битв» https://info.wikireading.ru/14120

Ход сражения[править | править код]

1 августа (12 августа по новому стилю) 1759 года в 9 часов утра прусская артиллерия, хорошо расставленная и легко достающая русские позиции, открыла огонь по левому флангу, через час ей ответила русская артиллерия. Размещенная за деревней, в низине, плохо подготовленная, она становится легкой мишенью для прусских пушек и гаубиц. Большинство прислуги погибает, не успев сделать и единого выстрела. Заметив, что левый фланг не укреплен, Фридрих II около 11 часов утра отдает приказ прусским войскам превосходящими силами атаковать левый фланг русской армии. Пруссаки легко овладели русскими батареями. Русским пришлось отступить так, что деревня, находившаяся до битвы посередине их войска, оказалась позади пруссаков. Салтыков всё время стягивал к центру дополнительные силы главного резерва и часть войск правого фланга.

Театр военных действий (рисунок из статьи «Куннерсдорф» «Военная энциклопедия Сытина»)

К 6 часам вечера прусские войска овладели всеми русскими батареями, захватили 180 орудий (из которых 164 вернутся союзникам в конце боя) и 5 тысяч рядовых. Победа прусского короля была несомненна, и он приказал доставить радостные вести в Берлин. В знак победы Фридрих II также приказал увести с собой пленных и отбитые у русских орудия. Жара и продолжительный изнуряющий бой сделали своё дело, войска устали до изнеможения. В это время в ставке прусского командования завязался спор: командующий кавалерией Зейдлиц и генерал Финк выступали за вывод солдат из боя, зная о их плачевном состоянии, а генерал Ведель — за продолжение боя. Фридрих II решил атаковать.

Битва возобновилась на Еврейском кладбище за покинутую русскую батарею. Несколько раз безуспешно солдаты Фридриха II пытались взять крутую высоту Шпицберг, на которую Салтыков переместил резервы с высоты Юденберг. Наконец, стремясь переломить ситуацию в свою пользу, Фридрих II бросил в бой свою конницу, считавшуюся тогда лучшей в Европе. Однако рельеф местности ограничивал её маневренность и она не смогла должным образом развернуться. Пруссакам пришлось отступить под градом пуль и картечи. Хотя драгуны принца Вюртембергского прорвались на Шпицберг, русские их сбросили оттуда картечью из пушек. Несколько прусских генералов получили ранения, сам король был на волосок от смерти, золотая готовальня, лежавшая у него в кармане, защитила грудь от пули, лошадь под ним убило ядром. Фридрих бросил в бой свой последний резерв — лейб-кирасиров, которых разбили чугуевские казаки. Командир лейб-кирасиров был пленен.

Видя, что резервы Фридриха II исчерпаны, Салтыков отдал приказ об общем наступлении оставшихся русских частей. Войско Фридриха II побежало к мостам, где образовалась страшная давка. У Фридриха в строю осталось всего около 3000 человек, из 180 захваченных у противника орудий только 16 попали в Берлин, остальные орудия попали в руки австрийцев, да к тому же ещё и 8 прусских орудий, которые пруссаки не успели спасти при отступлении. После боя Салтыкову принесли шляпу Фридриха, которая ныне как реликвия хранится в музее Суворова в Санкт-Петербурге.

«Притвиц, я погиб»

Король сам чуть не попал в плен, так как он был между последними отступавшими с поля битвы, и ему пришлось идти по ущелью. Только необыкновенное мужество и редкое присутствие духа ротмистра Притвица спасло его от столь большой беды. Фридрих считал плен неизбежным и часто повторял: «Притвиц, я погиб». Мужественный офицер этот, имевший с собой лишь сто гусаров для защиты от нескольких тысяч преследовавших их неприятелей, отвечал: «Нет, Ваше Величество, этому не быть, пока мы еще живы»…

Никогда еще стойкость этого монарха не испытывала столь жестоких ударов, как в этот день. В несколько часов с высоты несомненной победы он низринулся в пропасть полного поражения. Он пробовал все для удержания от бегства пехоты; но ни приказания, ни просьбы короля, к тому же этого короля, имеющие обыкновенно такую силу, ничего не могли тут сделать. Говорят, что в этом отчаянном положении он громко призывал к себе смерть.

Живое воображение представило ему в первые минуты ужасные последствия поражения, и с того же поля битвы, откуда он несколько часов тому назад выслал гонцов с известием о победе, теперь были отправлены в Берлин приказания о принятии мер к защите и спасению бегством. Ему казалось, что неприятель уже в его резиденции, опустошает ее, и он не в силах противиться ему. Войска его до того рассеялись, что на другой день после битвы едва можно было собрать в строю 5000 человек; все завоеванные орудия были вновь утеряны вместе с большей частью прусских.

Иоганн Вильгельм фон Архенгольц. «История Семилетней войны» https://history.wikireading.ru/194175

Русско-прусское противостояние 1757-1758

Куда успешнее действовала русская армия. Начиная с лета 1757 года 65-тысячное войско, руководимое С. Апраксиным, находилось в Литве, готовясь к вторжению в Восточную Пруссию. В августе того же года царская армия уже приближалась к Кенигсбергу. У деревни Гросс-Егерсдорф их встретили 22 000 пруссаков под руководством генерала Левальда. Однако немец переоценил свои возможности. Не изучив расположение и не зная численность противника, он бросил в бой все силы. Сражение длилось недолго и закончилось победой русской армии и отступлением прусского отряда. Обе стороны потеряли по 5 000 человек убитыми и раненными.

До центра Восточной Пруссии оставалось всего ничего. Однако неожиданно генерал-фельдмаршал Апраксин повернул войско назад. Поводом к отступлению для него послужили нехватка армейского продовольствия и потеря связи с русскими опорными центрами. Данный поступок в Петербурге расценили как предательство. Его сняли с должности главнокомандующего и отдали под трибунал. В актив Апраксина можно записать лишь захват крепости Мемель, позже ставшей морской базой русского флота. На вакантную должность командующего армией назначили англичанина Фермора, не имевшего ни уважения среди подчиненных, ни полководческого таланта. Царское правительство требовало от него оккупации Восточной Пруссии. Русская армия довольно успешно продвигалась к выполнению своей задачи. Уже в начале января 1758 года был захвачен Кенигсберг, а в конце этого же месяца – вся Восточная Пруссия. Основной вклад в успех кампании внесли П. Румянцев и П. Салтыков, которые, в отличие от командующего войском, разработали и реализовали план атаки и повели солдат за собой.


Однако успех русской армии нельзя считать полноценным. Победа давалась слишком легко. Россия свою задачу в войне выполнила и могла покинуть ряды союзников, но все же продолжила военные действия с целью оказания им помощи. Основные силы прусского короля, разобравшись с французами и австрийцами, обратили взоры на Восточную Пруссию. Летом 1758 года Фридрих II уже находился недалеко от Кенигсберга и разрабатывал план наступления. Обе армии встретились в августе этого же года недалеко от Цорндорфа. Несмотря на то что ни одна из сторон не смогла взять верх в сражении (потери были практически равны), прусский король понял, что для него битва проиграна. Задача по возвращению Восточной Пруссии провалилась, да и полегло много опытных солдат и офицеров. Вернувшись в Саксонию, пруссаки, ввиду своей ослабленности, потерпели поражение и от австрийцев. На этом кампания 1758 года завершилась. Стороны вернулись на свои базы, чтобы собраться с силами и подготовиться к новым баталиям.

Некому доложить о победе

…Главные силы пруссаков были полностью разгромлены. Погибло более 7 тыс. солдат Фридриха Великого, 4,5 тыс. попали в плен и еще 2 тыс., пользуясь общим замешательством и суматохой, дезертировали. Кроме того, количество раненых достигло 11 тыс. Остатки великой армии, которая еще на рассвете того же дня казалась непобедимой, теперь представляли собой жалкое зрелище. <…> Окончательный удар, который разбил бы остатки прусской армии, однако, так и не был нанесен. <…> Причиной, помимо всего прочего, послужило истощение армии-победительницы. Потери русских убитыми были относительно небольшими – 2700 солдат, зато число раненых превышало 11 тысяч и еще 750 пропавших без вести. Итого ранеными, убитыми и пропавшими без вести русские потеряли 24% личного состава. <…> Не нужно забывать, что в течение двух недель русская армия приняла участие в двух сражениях – победоносных, но изрядно потрепавших ее силы. В своем письме императрице Елизавете Петровне генерал Салтыков горько иронизировал, что если им будет одержана еще хоть одна такая победа, то ему не с кем будет даже отправить послание в столицу.

События в 1757 году

Тем временем Фридрих II не сидел сложа руки, а готовился к вторжению в Богемию. План был приведен в действие в апреле 1857 года. Воспользовавшись замешательством в стане австрийцев, прусская 120-тысячная армия быстро прошлась по области и в мае уже была в Чехии. 6 мая неподалеку от Праги встретились 2 равных по численности (60 тысяч человек) войска. Несмотря на одержанную пруссаками победу, потери с обеих сторон были огромные (примерно 50 % обе стороны). Более того, побежденная сторона потеряла большую часть своей артиллерии. Прусский король подтянул к столице Чехии дополнительные силы. Крупная группировка австрийцев оказалась запертой в городе. Ситуация была критической. Требовалось вывести почти 50 тысяч человек из кольца блокады. На помощь осажденным направилась 55-тысячная австрийская армия под руководством генерала Дауна. Получив численное и орудийное преимущество, а также использовав тактический маневр, австрийцы сумели заставить пруссаков отступить с большими потерями.

Победа воодушевила союзников. Против прусского короля собралось огромное 300-тысячное войско альянса. После поражения при столице Чехии у Фридриха II оставалось чуть больше 30 тысяч человек, не считая резервов, которые он готовил для очередного вторжения в Силезию, захваченную австрийцами. Пруссаки решили уничтожить армии союзников по отдельности, не позволив им объединиться. Первый удар планировалось нанести по французам, которым оказывали помощь союзные с Австрией германские княжества.

45-тысячное войско союзников расположилось в Мюхельне. Прусский король, имевший в 2 раза меньше сил, хитрым маневром заставил противника покинуть лагерь для преследования. В начале ноября 1757 года союзники двинулись 3 колоннами, минуя левый фланг соперника. Их передвижение защищал небольшой отряд. Король Пруссии понял уловку врага и отдал распоряжение оставить лагерь. Пруссаки притворились, будто отступают к Магдебургу. Противник клюнул на эту уловку и двинул конницу к холму Янус. Здесь их поджидала кавалерия пруссаков под руководством Зейдлица. Противник был разбит. В этот же момент Фридрих II дал приказ своей пехоте развернуться и начать наступление. Участь союзников была предрешена. Довершила дело прусская артиллерия. Соперник, неся большие потери, отступил. Французы и их союзники потеряли на поле боя убитыми и ранеными более 7 000 человек. Немало было и попавших в плен.

В Силезии в это время события развивались не в пользу пруссаков. Именно туда двинул оставшиеся силы Фридрих II. Австрийская армия, возглавляемая Карлом Лотарингским, заняла позицию у поселка Лейтен неподалеку от реки Вейстрицы. Численное превосходство (примерно 75 000 человек при 300 орудиях) внушало им уверенность в себе. В начале декабря 1757 года прусская пехота неожиданно атаковала передовой разведывательный отряд австрийцев. Затем пруссаки атаковали основные силы противника. Активным было правое крыло армии Фридриха II. Карл Лотарингский слишком поздно понял замысел врага. Попытка перестроения австрийской армии завершилась разгромом на поле боя. Лишь наступление ночи не позволило пруссакам полностью уничтожить противника. Итоги сражения для австрийцев были крайне неутешительными: свыше 6 000 человек убитыми, больше 3 000 ранеными и около 20 000 попали в плен. Фридрих II вернул Силезию в состав Пруссии.

Ход битвы

Сражение при Кунерсдорфе началось в девять часов утра, когда из прусских артиллерийских орудий был открыт огонь по армии союзников. Направление огня было сконцентрировано в сторону левого фланга русских войск, которым командовал князь Голицын. В 10 часов утра был открыт ответный огонь русской артиллерии. Впрочем, её эффективность была гораздо меньше прусской. Ещё через час войска противника нанесли удар пехотой по наиболее слабому левому крылу русских войск. Перед превосходящими численностью пруссаками подразделение, находящееся под командованием князя Голицына, должно было отступить.

В ходе дальнейшего боя войскам Фридриха II удалось захватить почти всю русскую артиллерию. Прусский король уже торжествовал победу и даже отправил гонца в столицу с этой вестью.

Но союзные войска даже не думали прекращать сопротивление. Петр Семенович Салтыков приказал перебросить дополнительные силы на высоту Шпицберг, за которую в то время были самые ожесточенные бои. Чтобы дожать союзные войска, Фридрих II решил применить кавалерию. Но из-за холмистости местности её эффективность была значительно снижена. Союзным войскам удалось отбросить прусское наступление и скинуть армию Фридриха с высоты Шпицберг.

Данная неудача была фатальной для армии Пруссии. Многие её командиры были убиты, а сам Фридрих чудом избежал смерти. Чтобы исправить ситуацию, он подключил последний свой резерв – кирасиров. Но они были сметены калмыцкой конницей.

После этого началось тотальное наступление союзников. Прусская армия кинулась в бегство, но давка у переправы ещё больше усугубила ситуацию. Фридрих II до этого ещё не знал такого сокрушительного поражения. Из 48000 воинов король смог увести с места битвы только три тысячи боеспособных солдат. Так завершилось сражение при Кунерсдорфе.

Предисловие[править]

Поражение прусского корпуса К. Веделя при Пальциге (23 июля 1759 года) позволило русским и австрийцам соединиться для броска на Берлин, что требовало от Фридриха решительных действий: у его противников было превосходство в людях и артиллерии. В ночь на 10 августа 1759 года прусская армия по понтонному мосту переправилась южнее Кюстрина через Одер и произвела манёвр вдоль правого берега реки. Однако рекогносцировка была проведена Фридрихом недостаточно тщательно: он не заметил или не оценил значение небольших прудов к югу от Кунерсдорфа, которые могли затруднить продвижение наступающих с фланга пруссаков.

Гросс-Егерсдорфская свалка

29 августа русская армия, расположившись лагерем, находилась у местечка Гросс-Егерсдорф. Неожиданно для Апраксина казаки обнаруживают корпус Левальда недалеко от своих позиций, буквально в полудне марша.

Так выглядели русские войска

Апраксин сначала не поверил, что пруссаки пойдут в атаку на него, имея 22 батальона (около 20 тыс.) против его 89 батальонов (почти 50 тыс.), и это при подавляющем превосходстве русской кавалерии и артиллерии.


Апраксин избрал весьма неудачное место для лагеря. Дело в том, что из него было два узких и неудобных выхода – у леса с оврагом и леса с болотом. Многотысячная русская армия с обозом и артиллерией должна была протискиваться сквозь них буквально побатальонно. Тем не менее приказ выступать был отдан в ночь на 30 августа. Апраксин не знал, что в это время с часу ночи прусская армия в боевом порядке марширует к русскому лагерю. К 4 часам утра с музыкой, знаменами в развернутом строю, в две линии с кавалерией на флангах пруссаки натыкаются на выходящих в походных колоннах русских.

Ситуация была патовая, противники не ожидали такого боя. Апраксин планировал взять Левальда числом в чистом поле, а тот, напротив, предполагал «накрыть» спящий русский лагерь.

А так пруссаки

Бой быстро перерос в жестокие рукопашные схватки, пруссаки, сначала оттеснившие русских, удивлялись стойкости наших воинов. Когда командовавший центром генерал В.А. Лопухин был поражен тремя пулями, русские гренадеры отбили его тело, даже лишившись патронов, орудуя тесаками и штыками.

Большая часть Русской армии не могла участвовать в бою из-за изначально неправильной диспозиции, не хватало артиллерии, кавалерия не могла маневрировать. Бой шел почти пять часов с переменным успехом.

Дело решили четыре русских полка под командованием будущего блестящего полководца князя П.А. Румянцева. Без приказа, тогда ещё генерал-майор, Румянцев лично повел полки в бой против пробивших центр пруссаков.

Итоги и последствия

Современники, ещё не видевшие последующих сражений русских с пруссаками, отмечали очень большую кровопролитность этого сражения, а также большую смелость и упорство русских. Левальд оставил на поле боя почти 5 тысяч своих солдат, русские – чуть более 5 тысяч.

Реконструкция русской пехоты

К сожалению, граф Семен Апраксин не захотел пользоваться победой. Имея сведения из Петербурга о том, что Елизавета Петровна заболела, а значит, может умереть, и её сменит давний поклонник Фридриха – Пётр III, Апраксин с оглядкой на этот факт и вовсе увел армию из Восточной Пруссии, обесценив всю кровь и подвиг своих солдат.

В наказание за это выздоровевшая императрица сняла его со всех постов и отправила в Петропавловскую крепость, где он вскоре и скончался. Русскую армию возглавил генерал-аншеф Виллим Фермор. Нашим войскам предстояло держать ещё два тяжелых сражения – при Цорндорфе и Кунерсдорфе.

Казаки и калмыки против прусской пехоты

К сожалению, никаких выводов о разведке, управлении и тактике, а также стратегии и оперативном маневре русские командующие не сделали. И только беспримерное мужество и героизм нашего солдата снискали славу в легендах, предваряя появление на полях сражений суворовских «чудо-богатырей».


С этим читают