Штурм грозного в 1999-2000 годах. предпосылки и хронология спецоперации

События сентября — декабря 1994 года

С сентября 1994 года в Чечне велись активные боевые действия. Силами оппозиции, в частности, осуществлялись бомбардировки военных объектов. Противостоявшие Дудаеву вооруженные формирования были вооружены штурмовиками Су-24 и вертолетами Ми-24 без опознавательных знаков.


30 ноября 1994 года Борис Ельцин подписал указ № 2137с, предусматривавший ликвидацию вооруженных частей на территории Чечни. Согласно ему, с 1 декабря следовало осуществить мероприятия, направленные на восстановление правопорядка и конституционной законности в Чеченской Республике, начать ликвидацию войск, осуществить переговоры по урегулированию мирными средствами вооруженного конфликта.

11 декабря 1994 года Президент Российской Федерации выступил с обращением к россиянам, в котором заявил, что страна должна решить проблему Чеченской Республики — одного из ее субъектов, защитить от вооруженного экстремизма ее граждан. В этот же день был подписан соответствующий указ, и тогда же войска РФ отправились выполнять задание. Их целью была Чечня, штурм Грозного. Весь декабрь продолжались столкновения; г. Грозный, начиная с 18-го числа, был подвержен многократным ударам.

26 декабря этого же года начались бомбардировки расположенных в сельской местности населенных пунктов.

Новогодний штурм Грозного

В ночь с 31 декабря 1994 года на 1 января 1995 года состоялся новогодний штурм. Российская армия в ту ночь понесла очень большие потери, самые значительные со времен Великой Отечественной войны. Гибель мотострелковой майкопской бригады № 131 стала одним из наиболее трагических эпизодов во время штурма. До сих пор об этих событиях ходит множество мифов.

Взятие дворца президента Джохара Дудаева стало главной задачей предстоящего штурма. Выполнение его поручили группировке «Север». К. Б. Пуликовский осуществлял командование ею. Интересно то, что численность всех частей, которые входили в состав данной группировки, точно не известна. Доступны лишь официальные данные, которые, вероятно, отличаются в большую сторону от реальных. Согласно им, в состав группировки «Север» входило 4097 человек, 211 боевых машин пехоты, 82 танка, 64 миномета и орудия.

Тактика боёв

Основой тактики командования федеральных сил (ФС) было формирование опорных пунктов, блокпостов и штурмовых отрядов. Опорные пункты были ротного и взводного состава. Штурмовые отряды включали в себя разведчиков и минёров для проведения необходимых разрушений в стенах и межэтажных перекрытиях и устройства заграждений. Связью обеспечивались все командиры вплоть до уровня отделения. Тактика предусматривала продвижение не только по улицам, но и везде где только возможно. Все бойцы-штурмовики получили отличительные опознавательные повязки. Техника передвигалась от укрытия к укрытию. Танки и БМП вели огонь по верхним этажам, а пехота по нижним с помощью стрелкового оружия, гранатомётов и огнемётов.

Тактика боевиков состояла в проникновении далеко вглубь боевых порядков ФС для дезорганизации наступления и нанесения неожиданных ударов. Так, например, Арби Бараев захватил сёла Алхан-Юрт и Алхан-Кала возле Грозного, оттянув на себя часть ФС из Старопромысловского района. Основной боевой единицей НВФ был отряд в 15—20 человек. Боевики действовали засадной тактикой, заманивая и отсекая от тылов штурмовые группы федералов.

Оборона НВФ включала в себя систему подземных укрытий от действий авиации и артиллерии.

Соотношение количества личного состава наступающих ФС и обороняющихся НВФ составляло 1:1, что шло вразрез с мировой практикой традиционного создания многократного превосходства в живой силе со стороны наступающих войск.

Командование ФС использовало для обработки позиций противника высокоточные боеприпасы: 240-мм мины «Смельчак», птуры объёмной детонации, 152-мм снаряды «Сантиметр».

Шаги Командора: начало Второй чеченской

Первая война в Чечне закончилась в 1996 году поражением России. Однако договор, заключённый в Хасавюрте между Россией и Чечнёй, фактически не решал ни одной проблемы.

Республика осталась лежать в руинах, а главное, не существовало никого, кто мог — и хотел — поднять её из руин. Хотя там имелся формально избранный президент Аслан Масхадов, реальная власть принадлежала крупным отрядам боевиков всех мастей: от религиозных фанатиков до, что чаще, банальных уголовных банд, недавно разросшихся и отлично вооружённых.

(Фото: Роберт Кинг)

Террористическая война началась почти сразу после вывода войск из Чечни, а похищение людей ради выкупа стало одной из ключевых «отраслей хозяйства», — словом, молодая республика стартовала сразу со стадии failed state. В самой Чечне простора для деятельности, даже криминальной, быстро становилось меньше и меньше; с другой стороны — военные вожди (вроде Радуева или Басаева), выигравшие прошлую войну, считали, что можно развивать успех и отрывать от России новые куски. В этом их поддерживали религиозные радикалы, массово проникающие в Чечню с деньгами и своим пониманием ислама. Любую созидательную деятельность внутри республики быстро блокировали грабители и людокрады — история, когда инженерам из Британии и Новой Зеландии отрезали головы, лишь самая известная, а вовсе не единственная (и даже не самая кровавая) в длинном ряду подобных эпизодов.

В 1996 году уже стало ясно, что в Хасавюрте заключили не мир, а перемирие.

Вопрос состоял только в том, на сколько лет его бы хватило.

Хватило примерно на три года.

В течение короткого чеченского «интербеллума» в соседнем Дагестане шла ползучая инфильтрация радикального учения, которое часто, хотя и ошибочно, именуют ваххабизмом. В августе 1999 года крупные отряды Басаева и Хаттаба устроили поход на Дагестан, надеясь на лёгкий «экспорт революции», однако столкнулись с отчаянным сопротивлением не только армии, но и местных жителей, и откатились обратно. Осенью по их следам в Чечню пришла российская армия.

Дагестанское ополчение

Начало второй войны прошло в ожесточённых боях. На сей раз иллюзий насчёт того, что боевики разбегутся, никто не строил. Армия с двух сторон — с запада и востока — продвигалась по равнине северной Чечни, ломая сопротивление массой огня и стали. Хотя отряды боевиков были более многочисленными и лучше обученными, чем в первую войну, и на этот раз пытались действовать с элементами «регулярной» войны — в лобовом противостоянии с войсками, имеющими массу тяжёлого оружия, у них не оставалось серьёзных шансов. Русские несли болезненные потери в засадах, стычках, от минной войны, но в сельской местности танки, артиллерия и штурмовики давали достаточный перевес.


Как и в первую войну, предполагалось, что генеральное сражение состоится в Грозном. Основательно порушенный в нескольких штурмах раньше, он все равно оставался крупнейшим городом Чечни: он находился в её географическом центре и, кроме того, был неким символом. В первую войну боевики добились наилучших успехов именно в Грозном: более трети, возможно, даже до половины всех потерь убитыми у российских войск в 1994–1996 годах пришлись именно на серию сражений в городе.

В этот раз боевики также собирались до последнего обороняться в своей столице.

Подразделения, участвовавшие в штурме

В штурме Грозного со стороны федеральных сил принимали участие:

  • 33-я отдельная бригада оперативного назначения Внутренних войск МВД;
  • 21-я отдельная бригада оперативного назначения Внутренних войск МВД;
  • 7-й отряд специального назначения внутренних войск «Росич»;
  • 674-й полк оперативного назначения Внутренних войск МВД;
  • 205-я отдельная мотострелковая бригада;
  • 15-й гвардейский мотострелковый полк 2-й гвардейской мотострелковой дивизии.
  • 245-й гвардейский мотострелковый полк 3-й мотострелковой дивизии;
  • 255-й гвардейский мотострелковый полк 20-й гвардейской мотострелковой дивизии;
  • 276-й мотострелковый полк 34-й мотострелковой дивизии;
  • 423-й гвардейский мотострелковый полк 4-й гвардейской танковой дивизии;
  • 506-й гвардейский мотострелковый полк 27-й гвардейской мотострелковой дивизии;

Дудаев становится президентом, разрыв отношений с Российской Федерацией

1 ноября 1991 года Дудаев был избран президентом Чечни. 10 ноября исполком ОКЧН решил порвать отношения с российским государством. На территории Чеченской Республики уже с ноября 1991 года начался захват людьми Дудаева имущества и вооружения внутренних войск и Вооруженных сил, военных городов. Президент 27 ноября подписал указ о национализации техники и вооружения воинских частей, которые находились на территории республики. Все федеральные войска к 8 ноября следующего года покинули территорию Чечни, однако оставили большое количество вооружения, техники и боеприпасов.

Ситуация в регионе снова обострилась осенью 1992 года, когда в Пригородном районе произошел осетино-ингушский конфликт. Дудаев заявил о нейтралитете государства, однако российские войска в период обострения конфликта вошли на его территорию.

Руины на горизонте: перед сражением за Грозный

В начале декабря Грозный находился в полуокружении. С запада, востока и севера его охватывали российские войска. Все уже понимали, что это будет твёрдый орех, грызть который придётся с трудом и потерями. На сей раз в Грозном изначально собирались действовать «по-боевому» и не врываться на улицы на БМП, пытаясь выехать сразу в центр.

Что не менее важно, Грозный изначально обкладывали, не оставляя широких «ворот», как это было в первую войну. Ещё одним отличием от новогоднего штурма 1994 года стали коридоры для выхода населения

Людей в Грозном оставалось намного меньше, но всё же их было много, так что КПП стали совсем не лишними. Благо на этот раз люди отлично понимали, что их ждут тяжёлые времена, и заранее стремились уйти из зоны боевых действий. Предполагается, что к моменту начала штурма в Грозном оставалось лишь около 15 тысяч человек, то есть процентов пять от «додудаевской» численности.

Силы боевиков по традиции трудно определить точно. Оценка снизу — две тысячи человек, сверху — семь тысяч.

Точные цифры были известны, вероятно, только самим боевикам, но их архивы недоступны, если вообще сохранились.

По сравнению с первой войной «вахи» стали больше напоминать регулярную армию и в основном подчинялись сравнительно небольшому числу крупных полевых командиров. Тем не менее, анархия по-прежнему сказывалась. Формальный командир у обороны Грозного имелся — Асланбек Исмаилов, представлявший Масхадова. Однако крупные отряды (например, группы Басаева или Бакуева) действовали более-менее самостоятельно в нарезанных им секторах ответственности. В отличие от первой войны, боевики несколько дооборудовали местность, добавив даже импровизированные доты (бетонная плита над огневой точкой; приподнималась на домкрате, когда требовалось отражать атаку). На порядок активнее минировались улицы и дома. Заранее позаботились о корректировке миномётов, о жёсткой дисциплине в радиоэфире — короче говоря, в 1999 году боевики стали более организованной силой, чем в 1994-м.

С 24 декабря войска, штурмующие чеченскую столицу, вывели в отдельную группировку «Особый район г. Грозный» под командованием генерал-лейтенанта Владимира Булгакова. В Чечне он не был новым человеком. Булгаков много воевал в Ичкерии ещё в первую кампанию.

Операция считалась контртеррористической, а не военной, поэтому по первоначальным планам армейские подразделения окружали Грозный, а основные задачи в самом городе должны были выполнять части внутренних войск, ОМОН, СОБР — словом, формирования МВД. В первую очередь — «оперативные бригады» внутренних войск. Такие соединения имели сравнительно много «активных штыков» для действий в городе, однако им недоставало артиллерии и вообще тяжёлого оружия.

Численность войск, первоначально входивших в Грозный, составляла около 5,5 тысячи человек, включая около пятисот чеченцев-лоялистов (по афганской памяти их иногда неформально называли «Царандой», как союзных афганцев в 80-е). По сравнению с первой войной стала намного выше доля пехоты, к тому же сразу за штурмовыми отрядами должны были идти подразделения ОМОН и СОБР — брать под контроль территорию и пресекать столь любимую боевиками герилью в развалинах.

Бичом российских войск традиционно был некомплект воюющих в поле частей — и по людям, и по технике. «По номерам» в наступлении опять участвовало множество подразделений, но, как и в новогоднем Грозном 95-го, далеко не все части могли похвастаться хорошей комплектностью. Что до техники… «Что завелось, то в Чечню и поехало», — вспоминал солдат 245-го мотострелкового полка. Зато с боевой подготовкой дела стали обстоять несколько лучше. Сослуживец того же бойца утверждал, что боевой учёбой перед отправкой в Чечню солдаты занимались «целыми днями».

Казалось бы, опыт первой войны учли как следует. Однако первые бои декабря 1999 года внутри Грозного воскресили в памяти скверные образцы 1995 года.

Укол в бок: «контрнаступление Хаттаба»

В январе нового 2000 года штурм Грозного был неожиданно прерван серией жестоких боёв за его пределами.

Военные усиленно готовились к штурму Грозного, и основная масса боевых частей была сосредоточена у города. Тыл оказался ослаблен. Хотя города западнее и восточнее Грозного были заняты гарнизонами, контроль территории оставался довольно формальным. Гарнизоны только-только обустроились, агентуры на месте толком не существовало, солдаты плохо знали местность и занятые города.

На дорогах скопилась масса тыловых колонн, в которых было много людей, но мало тех, кто умел как следует вести бой.


У боевиков снаружи Грозного действовало несколько крупных отрядов. Наиболее мощной и известной была группировка Хаттаба. Этот саудовец, как ни крути, умел мыслить хотя бы на недальнюю перспективу и в межвоенный период развернул в Чечне сеть лагерей боевой подготовки. Суперменов там, конечно, не производили, но в целом уровень военных навыков хаттабовского курсанта был неплохим. Теперь Хаттабу предстояло повести их в бой.

Кроме Хаттаба на востоке Чечни действовали ещё отряды работорговцев братьев Ахмадовых и Асланбека Арсаева. Западнее Грозного к диверсиям готовился отряд Арби Бараева.

Именно Бараев сделал первый ход, устроив серию засад на дорогах. Боевикам удалось на какое-то время занять Алхан-Юрт, убить людей, сжечь технику. Сказалась слабая защита колонн — добычей бараевцев стали главным образом «уралы»: тяжёлого оружия и бронетехники, которые всегда давали преимущество российским войскам, у тыловиков было очень мало.

Однако это оказалось лишь разминкой перед настоящим боем. Седьмого января, под первые снегопады, начались бои южнее и восточнее Грозного.

Первое столкновение вышло почти случайно. Отряд Ахмадовых заплутал и вышел на трубный завод у села Герменчук. Сведения о боевиках дошли до военных, но, как часто бывает, в неполной и искажённой версии, так что к Герменчуку отправился слишком слабый для такой операции отряд милиции и мотострелков на БМП. Весь день шёл кровавый бой у Трубного, который не увенчался никаким решительным результатом, кроме убитых и раненых. А девятого числа начались главные события — Хаттаб атаковал Аргун.

Хаттаб

В сам город боевики заранее просочились под видом гражданских и беженцев. Блокпосты они обошли. Вокруг города им не потребовалось и этого. В засадах на дорогах вокруг Аргуна запылали «уралы» и бронетранспортеры. В Аргуне штурмовали комендатуру, вокзал и РОВД. Небольшие группы, застигнутые на дорогах, несли тяжёлые потери — или даже погибали целиком. Однако постоянные гарнизоны и блокпосты «духи» размолотить не смогли.

Впрочем, даже в таком виде бой 9 января получился очень кровавым. Потери боевиков традиционно неизвестны, но ничто не говорит о том, что они оказались тяжёлыми.

Что особенно обидно, всего за несколько дней до этой трагедии вышел приказ об усилении защиты тыловых колонн. Однако то ли его не довели до исполнителей, то ли те его просто не выполнили — факт тот, что растянувшиеся по дорогам «ленточки» имели очень слабое сопровождение, а то и вовсе были без него.

Однако эти бои неожиданно завершились страшным ударом уже по самим боевикам. Кроме Аргуна был атакован небольшой город Шали. Географически он находится строго на юг от Аргуна и на юго-восток от Грозного. Заняли его в декабре 1999 года, и тогда боевики не ушли, а растворились среди жителей. Во время «контрудара Хаттаба» они повылезали отовсюду, соединились с пришедшим отрядом Арсаева и выкатили «ментам» ультиматум, требуя сдаться.

Однако комендант города генерал Беспалов не стал разрывать эфир просьбами о помощи, а запросил связь с артиллерией. Боевики затеяли митинг с раздачей оружия на площади неподалёку от комендатуры. На неё Беспалов бестрепетно навёл ракету «Точка-У».

Это был острый момент — если бы ракетчики промахнулись, легко мог получиться «огонь на себя».

Но «артоводы» заверили, что влепят куда положено. За 15 минут до появления Беспалов велел своим людям спуститься пониже, а в 16:00 на площади, где собралась толпа боевиков, разыгралась сцена «те же и ракета». Площадь стала логовищем огня: сколько точно «духов» убило, неизвестно, но есть цифра, основанная на подсчёте тел, — 82. Сам Арсаев был ранен.

Шалинская «Точка» сильно смазала успех боевиков под Аргуном — единственная ракета за четверть часа отправила в нокаут крупный отряд. Да и в целом результаты «контрудара Хаттаба» выглядят спорно. Да, боевики добились внушительного тактического успеха, но в целом речь шла лишь о короткой приостановке операции в Грозном. После этого российские вооружённые силы смогли сосредоточиться на генеральном штурме чеченской столицы.

События в районе железнодорожного вокзала

131-я бригада в это же время свою боевую задачу выполнила, заняв позиции на окраине города, на старом аэродроме. Она приступила к сооружению оборонительных укреплений. Однако вдруг она тронулась с места, поскольку один батальон начал движение в сторону вокзала, а другой отправился в сторону рынка. К площади Орджоникидзе пошел полк. Здесь была оставлена для прикрытия одна рота. Ярославцев, командир полка, через некоторое время приказал начштаба привести к вокзалу весь уцелевший состав и технику. Пока полк только начинал движение к пл. Орджоникидзе, колонны его обогнала техника бригады № 131, в это время следовавшей к вокзалу. Таким образом, практически одновременно к нему подошла и бригада, и полк. Последний организовал оборону на товарной станции, а первый батальон занял непосредственно вокзал. Пытался пройти сюда и второй батальон, однако он был атакован боевиками и вынужден был оставаться у товарной станции.

После того как полк и бригада организовали оборону у вокзала, они были атакованы большими силами боевиков. До самого отхода подразделений продолжались столкновения. Была уничтожена часть техники, остальная — повреждена. Однако бойцы воевали до последних боеприпасов. Сначала потери были небольшими. Однако обстановка вдруг начала резко ухудшаться из-за того, что другие части не выполнили свои задания, не смогли пробиться в центр.

Источники

  1. Трошев Геннадий Николаевич. Моя война. Чеченский дневник окопного генерала. — Отдельное издание. — М.: Вагриус, 2001. — P. 382. — 15 000 экз. — ISBN 5-264-00657-1.
  2. Из досье «НВО». (8 октября 1999). Дата обращения 21 декабря 2009.
  3. Из досье «НВО». (29 октября 1999). Дата обращения 21 декабря 2009.
  4. Из досье «НВО». (5 ноября 1999). Дата обращения 21 декабря 2009.
  5. По материалам Правозащитного Центра «Мемориал». (25 июня 2013). Дата обращения 21 декабря 2013.
  6. Из досье «НВО». (12 ноября 1999). Дата обращения 21 декабря 2009.
  7. Гродненский Николай. Неоконченная война. История вооруженного конфликта в Чечне. — М.: Харвест, 2004. — 672 с. — (Военно-историческая библиотека). — ISBN 978-985-13-1454-2.
  8.  (недоступная ссылка). Дата обращения 28 августа 2011.
  9.  (недоступная ссылка). Дата обращения 28 августа 2011.
  10. ↑ . Независимое военное обозрение (7 марта 2003). Дата обращения 22 апреля 2017.
  11. . Divizia.org. Дата обращения 5 августа 2019.

Лиха беда: бои на окраинах

Двадцать шестого декабря в Грозный пошли первые отряды, в основном силы 21-й Софринской бригады МВД под командой полковника Фоменко. Первым делом решили занять Старые Промыслы — район, сильно выдающийся из Грозного на северо-запад. Авангарды натолкнулись на организованное сопротивление в кварталах и отступили.


То, что произошло дальше, выглядит откровенно странно.

О том, что в Старых Промыслах засел противник, было известно, но в ближайшие дни командование софринцев не приобрело о нем никакого нового знания. Поэтому, когда 27 декабря начались новые атаки, противника выявляли уже только после первых выстрелов. Артиллерия работала по площадям. До 29 декабря постепенно шла зачистка под ободряющие команды сверху, а 29 числа авангарды софринцев на улице 9-я Линия попали в засаду.

Позиции боевиков обнаружили только после того, как авангарды были отсечены огнём в застройке. Окружённые не подняли рук, но теперь они вели бой на 360 градусов с активным и упорным противником.

Ремейка истории с Майкопской бригадой всё же не вышло

Спасать авангарды софринцев отправились подготовленные заранее боевые группы с бронетехникой, артиллерией и, что немаловажно, дымами. Например, один из отрядов, блокированных в жилой зоне, вытащили, послав на помощь БМП с санитарами внутри, которые прикрывались дымзавесами и огнём танков

Несколько прояснить обстановку смогли, посадив к рации чеченца-лоялиста: перехват позволил дать более точные координаты для миномётчиков.

Итог боя софринцев, мягко говоря, не радовал. Засады на 29-е стоили им более 30 человек убитыми и пропавшими без вести. Причина банальна — несработавшая разведка. То, что атака Старых Промыслов велась вслепую — установленный факт. Однако позднее офицеры военной разведки выступили с просто-таки скандальным заявлением:

Всё это производило удручающее впечатление. Однако на другом конце города бои приняли совсем другой оборот.

Пока софринцы воевали на северо-западе Грозного, на восточной окраине шли бои за пригород Старая Сунжа. В этом районе наступали батальоны 33-й и 101-й бригад внутренних войск под общей командой полковника Кукарина.

Кукарин вёл наступление более аккуратно. До штурма он детально расписал планы на разные случаи, отработал штурм с офицерами на макете района своих действий, нарезал сектора для огня миномётов. Вэвэшники оседлали угловые дома, обложились минами, наладили связь с миномётчиками и предоставили боевикам методично убиваться о свои позиции в контратаках.

В группировке Кукарина вообще любили разнообразный «креатив»: как-то раз боевиков постарались подловить, подстроив огневой налёт под график намазов, в другой раз имитировали пьяную атаку, болтая в эфире, что по случаю Нового года хмельные военнослужащие сейчас побегут на штурм, — вместо атаки устроили массированный обстрел выявленных позиций, на которых собрались «духи». Эффективность этого творчества неизвестна, но по крайней мере на востоке обошлись без тех ужасов, которые обрушились на Софринскую бригаду. А вот потери боевиков были серьёзными — в основном от огня тяжёлого оружия.

Интересно, что Кукарин, описывая эти события, упирал не на политико-моральное состояние и индивидуальные подвиги, а на организацию огня миномётов, военные хитрости и тому подобные материи. Хотя его подстёгивали сверху, полковник убедил штабы, что попытка кавалерийским наскоком вломиться в город двумя батальонами — не самая здравая идея, зато так он сможет нанести противнику тяжёлые потери при умеренных собственных.

Наконец, на севере наступала слабая группировка внутренних войск. Она достаточно быстро упёрлась в промзону, где и вела тяжёлые позиционные бои. Бригады ВВ на этом направлении страдали от некомплекта («взводы» по 10-15 человек и «роты» по 30-50 были нормальным явлением), к тому же многие части беспрерывно воевали ещё с летних боёв в Дагестане, и люди были физически и психически изнурены. Продвижение шло медленно.

(Фото: Юрий Козырев)

Боевики незадолго до Нового года устроили даже химическую атаку — 29 декабря взорвали ёмкость с неким газом (военные предположили, что это был хлор или аммиак), но в итоге ветер потащил все химикалии на город. На этом химическая война в Чечне закончилась.

Между тем, в начале января произошли события, приостановившие штурм Грозного.

Итоги операции

Освобождение Грозного стало самым масштабным событием войсковой фазы контртеррористической операции в Чечне. Оборонявшиеся в городе участники незаконных вооруженных формирований не смогли нанести катастрофический урон войскам, как это произошло при штурме Грозного в первую чеченскую кампанию. По оценке участвовавшего в операции Геннадия Трошева, в 2000 году город удалось освободить «с минимальными потерями личного состава». Успешный штурм стал переломным моментом в ходе восстановления на территории Чечни законной власти и сильнейшим ударом по режиму чеченских сепаратистов.

За мужество и героизм, проявленные в ходе штурма Грозного, ряд военнослужащих был удостоен звания Героя России. В их числе были полковники Евгений Кукарин, Игорь Груднов и Сергей Стволов, рядовой Раис Мустафин; посмертно этого почетного звания удостоены генерал-майор Михаил Малофеев, майор Владимир Нургалиев, майор Никита Кульков, старший лейтенант Сергей Багаев, старший сержант Михаил Дангириев, сержант Александр Белодедов.


С этим читают