Сау су-152 «зверобой»: история создания, описание и характеристики

Организационно-штатная структура

СУ-76 СУ-152 ведёт огонь

  • Управление полка;
  • Штаб полка со Взводом управления;
  • 6 огневых батарей (по 2 СУ-152 в каждой);
  • Подразделения обеспечения: Взвод боепитания, Хозяйственное отделение, Парковый взвод, Полковой медицинский пункт, Артиллерийская техническая мастерская.

В апереле тяжёлые самоходно-артиллерийские полки РВГК переводились на штат № 010/454, отличавшийся от предыдущего штата введением во взвод управления полка танка KB для командира полка и одного бронеавтомобиля БА-64 для разведки и связи. Его организация включала в себя:

  • Управление полка
  • Штаб полка со Взводом управления (1 КВ командира полка, 1 БА-64 для ведения разведки)
  • 6 батарей (по 2 СУ-152 в каждой)
  • Подразделения обеспечения: Взвод боепитания, Ремонтный взвод, Хозяйственное отделение, Парковый взвод, Полковой медицинский пункт, Артиллерийская техническая мастерская.

В середине 1943 г. во всех самоходно-артиллерийских полках было произведено значительное сокращение личного состава, сама же организация полков осталась прежней.

Самоходно-артиллерийские полки РВГК смешанного типа прежде всего предназначались для усиления танковых частей в качестве их подвижной войсковой артиллерии, а также для усиления пехоты и танков общевойсковых соединений в качестве артиллерии сопровождения. При этом предполагалось и считалось возможным привлекать их к стрельбе с закрытых огневых позиций для поддержки пехоты и танков. Однако в ходе боев, в которых участвовали смешанные самоходно-артиллерийские полки, выявился ряд организационных недостатков. В результате в октябре 1943 г. организационно-штатная структура ТСАП была пересмотрена в сторону унификации с штатами полков, вооружённых СУ-76 и СУ-85, которые были более характерны для танковых войск, и организована по штату № 010/482 (234 человек, 12 СУ-152 и 1 КВ-1С). Его организация включала в себя:

  • Управление полка
  • Штаб полка со Взводом управления (1 КВ-1С командира полка)
  • 4 батареи (по 3 СУ-152 в каждой)
  • Подразделения обеспечения: Взвод боепитания, Ремонтный взвод, Хозяйственное отделение, Парковый взвод, Полковой медицинский пункт, Артиллерийская техническая мастерская.

Однако и этот вариант не был окончательным. В связи с запуском в серию новой САУ ИСУ-152 под них был разработан штат № 010/461, во многом унифицированный со штатом отдельного гвардейского тяжёлого танкового полка (ОГвТТП), всего 21 машина в обоих случаях. Этот вариант организационно-штатной структуры был признан оптимальным и просуществовал вплоть до конца войны.Его организация включала в себя:

  • Управление полка
  • Штаб полка со Взводом управления (1 СУ-152/ИСУ-152 командира полка)
  • 4 батареи (по 5 СУ-152/ИСУ-152 в каждой)
  • Рота автоматчиков
  • Подразделения обеспечения: Взвод боепитания, Ремонтный взвод, Хозяйственное отделение, Парковый взвод, Сапёрный взвод, Полковой медицинский пункт, Артиллерийская техническая мастерская.

Историческая справка

Основная статья: История СУ-100Y


СУ-100Y (читается как СУ-сто-игрек) — экспериментальная советская тяжёлая самоходная артиллерийская установка, построенная на базе опытного тяжёлого танка Т-100. Была выпущена в 1940 году в единственном экземпляре. Эпизодически применялась в ходе битвы за Москву зимой 1941—1942 годов.

История создания

С самого начала «Зимней» советско-финской войны Красная Армия остро ощутила потребность в специальных бронированных инженерных машинах, поэтому в середине декабря 1939 года Военный Совет Северо-Западного фронта обязал завод №185 создать инженерный танк с противоснарядным бронированием на базе Т-100. Эта машина предполагалась для выполнения инженерных задач: наводка моста, перевозка саперов и взрывчатки, эвакуация поврежденных танков с поля боя и тому подобных задач.

Однако в ходе проектирования КБ завода получило от начальника АБТУ РККА Д. Павлова задание на «постановку 152-мм пушки или другой подходящей с большими начальными скоростями на базу Т-100» для борьбы с дотами и другими фортификационными сооружениями. В связи с этим директор завода №185 Н. Барыков обратился в Военный Совет Северо-Западного фронта с просьбой изменить решение фронта. Просьба была удовлетворена, и уже 8 января 1940 года чертежи корпуса Т-100-Х (Т-сто-икс, такое название получила машина) были переданы на Ижорский завод.

Т-100-Х отличался от Т-100 установкой вместо башен бронированной рубки клиновидной формы со 130-мм морской пушкой Б-13. Подвеска машины предполагалась торсионной, ее изготовление поручили Кировскому заводу, имевшему опыт в этой области. В ходе изготовления бронедеталей для ускорения общей сборки машины форма рубки была изменена на более простую. Новая самоходная установка получила индекс СУ-100-Y (игрек), хотя в некоторых источниках она фигурирует как T-100-Y. Бронекорпус СУ-100-Y поступил с Ижорского завода 24 февраля, а 1 марта началась сборка машины. Уже 14 марта готовая самоходка совершила свой первый выезд.

Служба и боевое применение

В конце марта СУ-100-Y прибыла в Карелию, однако война к этому времени уже закончилась, и испытать СУ-100-Y в боевой обстановке не удалось. Однако самоходка всё же была испытана на остатках оборонительных линий финнов, уничтожая ДОТы обстрелом с больших дистанций по настильной траектории. Основными недостатками CY-100-Y были признаны большая масса и значительные размеры, затруднявшие транспортировку машины по железной дороге.

Что касается самого Т-100, то ещё в ходе Советско-финской войны была предпринята попытка модернизировать его путем усиления вооружения. В январе 1940 года заместитель наркома обороны командарм 1-го ранга Г. Кулик дал указание «усилить вооружение Т-100 установкой на него 152-мм гаубицы М-10 для борьбы с надолбами». К середине марта 1940 года была изготовлена новая башня с 152-мм гаубицей М-10. Ее предполагалось установить вместо имевшейся на Т-100 башни с 76-мм пушкой Л-11. Машина с такой артсистемой получила индекс Т-100-Z, однако башня не была установлена на танк в связи с принятием на вооружение КВ-1 и КВ-2. АБТУ прекратило все работы по дальнейшему совершенствованию Т-100.

В связи с прекращением работ дальнейшая судьба СУ-100-Y была предрешена. Самоходная установка была передана в Кубинку летом 1940 года. С началом войны САУ не эвакуировалась, а в ноябре 1941 года во время обороны Москвы СУ-100-Y вместе со 152-мм опытными САУ СУ-14 и СУ-14-1 вошла в состав самоходного артиллерийского дивизиона особого назначения. В ходе обороны Москвы они обстреливали с закрытых позиций в районе станции Кубинка немецкие войска. Однако точных сведений о боевом применении СУ-100-Y обнаружить не удалось до сих пор.

В отличие от Т-100, следы которого затерялись, СУ-100-Y сохранилась до наших дней и находится в Военно-историческом музее бронетанкового вооружения и техники в подмосковной Кубинке.

Pros and Cons

Pros:

  • Great health pool
  • High alpha damage, great penetration values
  • Excellent speed, one of the fastest in the game
  • Mobility is respectable, given that the tank has a high length to width ratio and has a decent reverse speed (unlike all Soviet/Russian mediums with laughable reverse speeds)

Cons:

  • Abysmal armor, gets damaged easily and substantially by high explosive
  • Reload is slow (but still a bit faster than the M551 Sheridan’s)
  • Cannot use HEAT ammo
  • Turret rotation is somewhat slower than the average speed
  • Though the speed is good, the agility is lacking (since the tank has such a high length to width ratio)
  • Horrible gun depression

Достоинства и недостатки

уступала в эффективности специализированным противотанковым САУ Бронебойный Зверобой! Чаще всего ИСУ-152 использовалась в уничтожении укреплений врага. Калибр 152 мм не оставлял шансов ни одному кирпичной или бетонной кладке. Достоинства:

  • Универсализм.
  • Мощная лобовая броня.
  • Ремонтопригодность, без отправки глубоко в тыл.
  • Быстрое освоение даже необученными экипажами.
  • Необязательное точное попадание по цели фугасным снарядом для ее поражения, в том числе и фатального.

Недостатки:

  • Относительно малый боекомплект, которого хватало не более, чем на 15 минут активного боя (2/3 его составляли осколочно-фугасные снаряды).
  • Относительная долгая (45 минут) загрузка нового боекомплекта.
  • Из-за долгого разворота уязвимость для поражения сбоку и сзади. Приходилось отражать атаки вражеской бронетехники, расположив несколько самоходок веером.
  • Недостаточная точность панорамного прицела, когда стрельба велась на дистанции более одного километра.

История создания

Предпосылки к созданию

В 1953 году на пост Первого секретаря ЦК КПСС был назначен Н. С. Хрущёв. С этого момента система ракетно-артиллерийского вооружения СССР стала претерпевать существенные изменения. Основной упор при разработке новых образцов вооружения был сделан на ракетные системы и отказ от классических артиллерийских орудий. Уже в 1953 году был поставлен вопрос об установке на танки ракетного оружия. В 1956 году были созданы межведомственные секции, занимавшиеся разработкой тактико-технических требований и подготовкой тем для проведения научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. По результатам совместной работы межведомственными секциями были оформлены тематические карточки на создание в течение четырёх лет двух истребителей танков с ракетным вооружением массой от 25 до 30 тонн и двух тяжёлых ракетных танков массой от 40 до 45 тонн.

Официально разработка новых ракетных танков и истребителей танков была задана 28 мая 1957 года Постановлением Совета министров СССР. Истребители танков предполагалось использовать для прикрытия танкоопасных направлений на дистанциях до вражеских объектов от 2 км и более. При этом помимо ракетного варианта одновременно рассматривалась возможность создания истребителя танков с классическим артиллерийским орудием, установленным на легкобронированное шасси, в результате чего 8 мая 1957 года Постановлением Совета министров СССР была открыта «Таран».

Разработка и испытания

Головным исполнителем «Таран» было назначено ОКБ-3 Уральского машиностроительного завода, пушка проектировалась в СКБ-172 Пермского машиностроительного завода имени В. И. Ленина, за боеприпасы отвечал московский НИИ-24. К концу 1957 года СКБ-172 совместно с другими предприятиями, принимавшими участие в «Таран», были проведены работы по выбору оптимального калибра разрабатываемой противотанковой пушки. В ходе проработок были рассмотрены калибры 130 и 152,4 мм. Вариант орудия калибром 130 мм получил заводское обозначение М-68, а вариант калибра 152,4 мм — М-69.

Таблица ТТХ баллистических решений, предложенных к использованию в пушке СУ-152 «Таран»
Заводское обозначение орудия М-68 М-69
Тип орудия нарезное гладкое
Калибр орудия, мм 130 152,4
Проектная масса орудия, кг 3800 4500
Масса БПС, кг 9 11,5
Начальная скорость БПС, м/с 1800 1720
Дальность прямого выстрела, м 2150 2050
Бронепробиваемость (60° на 1 км), мм 170 180
Бронепробиваемость (0° на 1 км), мм 350 315

Выстрелы для пушки М-68 были разработаны в НИИ-24 под руководством В. С. Кренева, в том время как для пушки М-69 разработкой выстрелов руководил В. В. Яворский. В 1958 году Пермским машиностроительным заводом имени В. И. Ленина были изготовлены экспериментальные стволы для отработки баллистики пушек М-68 и М-69. Стволы были установлены и испытаны в баллистической установке М-36-БУ-3. По результатам совместного совещания между представителями ОКБ-3, СКБ-172 и НИИ-24 к дальнейшей разработке и установке в СУ-152 «Таран» была выбрана пушка М-69. Одной из причин выбора пушки М-69 являлось наличие в боекомплекте кумулятивного снаряда, в то время как в пушке М-68 предполагалось использование только бронебойных подкалиберных снарядов.

К январю 1960 года Пермским машиностроительным заводом были изготовлены и отправлены на Уралмаш два образца пушки М-69, предназначенные для монтажа в самоходную артиллерийскую установку СУ-152. Опытный образец САУ «Таран» был отправлен на заводские испытания, где совершил несколько выстрелов, после чего испытания были остановлены, а постановлением Совета министров СССР от 30 мая 1960 года все работы по теме «Таран» были прекращены. В качестве официальной причины закрытия работ называется появление более эффективных противотанковых ракетных комплексов и 125-мм пушки Д-81, однако в качестве альтернативной версии упоминаются действия «ракетного лобби» в Министерстве обороны СССР, таким образом избавлявшегося от разработок, которые могли составить конкуренцию системам с ракетным вооружением.

Оценка машины

Ракетный танк ИТ-1


Ракетный танк RakJPz 2

Сравнительная таблица ТТХ СУ-152 с аналогами

СУ-152 «Таран»

ИТ-1 «Дракон»

RakJPz 2

Классификация истребителя танков Противотанковая САУ Ракетный танк Ракетный танк
Базовое шасси СУ-152П Т-62 Jpz 4-5
Масса, т 27 35 24,5
Экипаж, чел. 4 3 4
Тип бронирования противоснарядное противоснарядное противоснарядное
Толщина лобовой брони корпуса, мм 30 100 30
Углы , град. 360 360 —90…+90
Возимый боезапас, выстр. 22 15 14
Минимальная дальность стрельбы, м неограничена 300 500
Максимальная дальность стрельбы, м 3500 3300 3000
Бронепробиваемость на дальности 3 км, мм 310 500 600
Максимальная скорострельностьна максимальную дальность стрельбы, выстр./мин 6 2,5 1—2
Калибр пулемёта, мм 14,5 7,62 7,62
Максимальная скорость по шоссе, км/ч 63 48 70
Запас хода по шоссе, км 280 485—500 420

Основным советским аналогом при создании САУ СУ-152 «Таран» являлся ракетный танк ИТ-1, вооружённый противотанковым ракетным комплексом 2К4 «Дракон» и разрабатывавшийся параллельно с СУ-152. По своему назначению и планируемой тактике применения ИТ-1 и СУ-152 были одинаковы, при этом СУ-152 имела ряд преимуществ и недостатков по сравнению с ракетным танком ИТ-1.

К основным преимуществам СПТП СУ-152 «Таран» по сравнению с её ракетным аналогом относилась высокая скорострельность при стрельбе на максимальную дальность. При этом нагрузка на наводчика приблизительно соответствовала танку Т-62, тогда как нагрузка на оператора ИТ-1 была повышена в 2,3 раза. Вероятность поражения цели с первого выстрела при стрельбе из СУ-152 на дальности до 2500—2700 м приблизительно соответствовала таковой у ИТ-1, при этом минимальная дальность стрельбы САУ «Таран» не была ограничена, в том время как система управления ракетой 3М7 комплекса «Дракон» позволяла управлять ракетой с дистанции не менее 300 метров. Возимый боекомплект СУ-152 был на 7 выстрелов больше, чем у ИТ-1.

К недостаткам СПТП «Таран» относился меньший уровень бронирования по сравнению с ИТ-1, однако данный недостаток при стрельбе с дистанций выше 2 км нивелировался малой вероятностью прямого попадания снаряда в корпус САУ, при этом обеспечивалась защита от снарядов калибра до 57-мм, пуль и осколков. Бронепробиваемость бронебойно-подкалиберного снаряда САУ СУ-152 была существенно ниже, чем у ИТ-1, но при этом даже при стрельбе на максимальную дальность пушка М-69 обеспечивала поражение брони танков, состоявших в то время на вооружении стран-участниц НАТО.

Зарубежным аналогом СУ-152 «Таран» класса «истребителей танков» был самоходный противотанковый комплекс «Raketenjagdpanzer 2», разработанный ФРГ и принятый на вооружение бундесвера в 1967 году. В отличие от САУ «Таран» истребитель танков Raketenjagdpanzer 2 имел ограниченный до 180° угол горизонтального наведения, а максимальная дальность стрельбы составляла 3000 м. Возимый боекомплект RakJPz 2 составлял 14 ракет противотанкового комплекса SS.11, по сравнению с 22 выстрелами у СУ-152, а минимальная дальность стрельбы ограничивалась 500 метрами. По бронепробиваемости ракеты SS.11 обеспечивали поражение 600 мм гомогенной броневой стали на любой доступной дистанции стрельбы. По скорострельности, даже несмотря на наличие двух ракетных установок, RakJPz 2 существенно уступал СПТП «Таран».

Сама конструкция СУ-152 «Таран» существенно отличалась от самоходных артиллерийских установок времён Великой Отечественной войны и послевоенного периода, разработанных в СССР, и являлась первым представителем следующего поколения самоходных артиллерийских установок СССР. Основным отличием СУ-152 от систем предыдущего поколения была закрытая компоновка САУ с орудием установленным во вращающейся на 360° башней. Однако, несмотря на ряд преимуществ перед ракетным танком ИТ-1 и инновационную компоновку, работы по СУ-152 «Таран» были остановлены, а на вооружение поступил ракетный танк ИТ-1. Причинами отказа от САУ «Таран» называлось появление альтернативных более эффективных противотанковых средств, недоведённость некоторых узлов и агрегатов САУ, неготовность и нежелание «ракетного лобби» Министерства обороны СССР к принятию такой системы на вооружение.

Уже после закрытия работ по СУ-152 «Таран», в 1964 году, 3 ЦНИИ вновь предложил наряду с ПТРК иметь в системе вооружения противотанковую САУ, унифицированную по баллистике и боекомплекту с пушкой Д-81. Результатом этого предложения стало начало опытно-конструкторских работ по созданию противотанковой пушки «Спрут-С». Конструкторский и научный заделы, а также ряд технических решений, принятых в ходе создания САУ «Таран», были применены уже при создании САУ 2С3 «Акация».

World Of Man Dreams

Пора, видимо, свести воедино все, что имеется по самой мощной противотанковой САУ, «Объект 120», она же «Таран».Рассказывает Так вот, сразу скажу, что по дульной энергии бронебойного снаряда эта машинка себе равных, как мне кажется, не имеет. 18.5МДж (12.5кг со скоростью 1720м/с) — современные танковые пушки заметно скромнее. И, замечу дополнительно — современные гладкостволки у танков еще и менее точны, а вот 152-мм орудие М-69 — с нарезным стволом, сиречь очень кучное. Однако, бесплатно ничего не дается, — не зря эта сверхмощная машина стоит только в музейном зале


А ведь начиналось все неплохо. Когда в начале 60-х выяснилось, что бронебойные калиберные снаряды танковых пушек Д-10Т, Д-25 и М-62, которыми вооружены средние танки Т-54 и Т-55 и тяжелые танки Т-10 и Т-10М, не могут пробить лобовой брони ни корпуса, ни башни американского танка М-60 и английского «Чифтен» — советское военное руководство спешно инициировало сразу несколько параллельных проектов. Сверхмощную САУ, новые гладкоствольные и нарезные пушки с ОБПС и ПТУР, новые снаряды к старым пушкам, — в общем, все что в голову смогло придти, одновременно. САУ «Таран», как раз, по одному из этих направлений и создавалось. Разработанное в ОКБ-9 орудие с невероятно длинным даже по сегодняшним меркам 59.5-калиберным* (9045 мм без немаленького дульного тормоза) стволом пробивало с 2000м бронеплиту толщиной 290мм, что делало новую самоходку практически сверхоружием, — на тот момент не было танков, способных выдержать такой удар. А если бы даже кто и выдержал из новых — то вряд ли бы сохранил боеспособность, после такого удара-то.

Разумеется, весил этот монстр немало, но шасси от СУ-152П вполне с ним справлялось. Что, собственно, и неудивительно — ведь «Таран», по сути, представлял собой ту же самую СУ-152П с закрытой башней и модернизированным орудием того же калибра (6″). В целом же, самоходка вышла довольно легкой — всего 27 с хвостиком тонн, и если бы не огромный дульный тормоз — наверное, лихо бы прыгала при стрельбе.

Впрочем, легкая-то легкая, но даже установленный досылатель работу заряжающего в компактной башне не особенно облегчал — с бронебойным снарядом еще туда-сюда, благо заряжание раздельное, а вот с ОФС-ом, в 43кг (по другим данным — «всего» 35кг), да в движении… Мало не покажется, уверяю вас.


Видимо, по причине запредельного веса ствола разработчики даже не планировали устанавливать стабилизатор для стрельбы с ходу, предполагалось использование самоходки только с места и из засад — тем более, что максимальная толщина брони не превышала 30мм, какие уж там атаки…

Все это вместе привело к осознанию того, что время экстенсивного развития, оправданного во время войны, уже ушло. Пока самоходку испытывали — выяснилось, что подобного результата можно добиться с помошью переносимой одним человеком ПТУР, а если нужно что-то ствольное, так гладкоствольная пушка Д-81 калибром всего 125-мм и в полтора раза короче — с тех же двух километров пробивает ОБПСом 270мм брони.

Вышло так, что никакая специализированная ПТ САУ, получается, и не нужна — наступало время ракетных истребителей танков и гладкоствольных пушек с ОБПС. Поэтому и отправился могучий «Таран» прямиком в Кубинку, в музей БТТ, где и пребывает по сей день…

Общая оценка САУ

Среди серийных советских самоходно-артиллерийских установок первого поколения СУ-152 занимает несколько обособленное место — как наиболее удачной многоцелевой машины, пригодной к выполнению всех стоящих перед ней задач. Другие САУ — СУ-76, СУ-122 и СУ-85 — только частично оправдали возложенные на них ожидания. Сильно затруднительным оказалось применять СУ-122 против танков вследствие низкой настильности огня её орудия; мощность огня СУ-76 и СУ-85 по небронированным целям была в ряде случаев недостаточной, кроме того, СУ-76 первых модификаций были оснащены неудачной силовой установкой, что вынудило кардинально переработать её впоследствии. Благодаря сочетанию подвижности и большой огневой мощи, СУ-152 применялись и в роли штурмового орудия, и в роли истребителя танков, и как самоходные гаубицы. Однако низкая скорострельность орудия вследствие раздельного заряжания и большой массы снарядов существенно снижали качества машины как истребителя танков, а небольшой угол возвышения вместе с закрытым боевым отделением не благоприятствовали использованию СУ-152 для стрельбы с закрытых позиций. К этим недостаткам, которые были обусловлены вооружением и компоновкой машины, СУ-152 имела ещё ряд своих собственных — отсутствие принудительной вентиляции боевого отделения (особенно проявляющемся при заглушённом двигателе, были даже случаи угорания экипажей при стрельбе) и оборонительного пулемёта, недостаточное для 1943 года лобовое бронирование, тесное боевое отделение. Практически все собственные недостатки СУ-152 удалось если не устранить, то как минимум сгладить в конструкции её преемницы ИСУ-152 при сохранении основного вооружения и компоновочной схемы машины, которые были признаны адекватными условиям не только Второй мировой войны, но и послевоенного времени.

Среди зарубежных машин СУ-152 не имела прямых и близких по времени создания аналогов в своей категории по массе. Вооружённые длинноствольными орудиями калибра 150—155 мм немецкая САУ «Хуммель» и американская GMC M12 были легкобронированными самоходными гаубицами с полуоткрытой или открытой установкой основного вооружения на базе средних танков. Вооружённая 88-мм пушками StuK 43 немецкие САУ на базе тяжёлых танков «Фердинанд» и «Ягдпантера» были специализированными истребителями танков (первый имел также одним из своих официальных обозначений «штурмовое орудие» и более чем в полтора раза превышал СУ-152 по массе). Бронепробиваемость их орудий и лобовая бронезащита существенно превосходили эти параметры у СУ-152. Самым же близким аналогом советской САУ был так называемый «штурмовой танк» Sturmpanzer IV «Brummbär» («Гризли»), построенный на базе среднего танка PzKpfW IV и вооружённый короткоствольной 150-мм гаубицей StuH 43, модификацией известного пехотного орудия sIG 33. При незначительно меньшей массе осколочно-фугасной гранаты Brummbär отличался гораздо более мощным лобовым бронированием (до 100 мм с некоторым наклоном) и также был очень эффективен против укреплений и небронированных целей. Как и СУ-152, немецкая САУ могла использоваться для стрельбы с закрытых позиций, причём вследствие большого угла возвышения орудия была возможной навесная стрельба, но из-за низкой начальной скорости снаряда Brummbär проигрывал СУ-152 в максимальной дальности своего огня. Также с успехом Brummbär мог применяться и против танков, поскольку помимо и без того разрушительной 150-мм осколочно-фугасной гранаты в его боекомплект входил ещё и кумулятивный снаряд, пробивавший 170—200 мм брони. Однако преимуществом СУ-152 в стрельбе по бронецелям перед немецкой САУ была высокая начальная скорость её снарядов — то есть бо́льшая настильность траектории и дальность прямого выстрела, меньшие трудности в прицеливании по движущейся мишени.


С этим читают