«исторический фантом»: почему в эстонии снова заговорили о территориальных претензиях к россии

РАСХОДНЫЙ МАТЕРИАЛ ДЛЯ РЫЦАРСКОГО ОРДЕНА

В 1920 году только что пришедшие к власти большевики были щедры, раздавая земли Российской империи. Во-первых, верили, что достаточно дать людям «средства производства» и наступит справедливость. Во-вторых, надеялись на мировую революцию. В-третьих, ещё не встречались с чёрной неблагодарностью нацистов-русофобов… Куда там! Владимиру Ильичу, не говоря уже о Иосифе Виссарионовиче и прочих и в голову не могло придти, что освобождённый эстонский народ первым делом начнёт… искать нового хозяина!


Но давайте — по порядку. Что же такое — Эстония? Территория Эстонии до XIII века жила спокойно: населявшие её племена радостно били дичь из луков и самострелов, ловили рыбу, собирали лесной мёд и ягоды, и даже начали сажать наиболее неприхотливые культуры зерновых (в основном — рожь и ячмень), а также неприхотливую птицу и скотину. Временами — резали друг друга, но не до упора: народу всё-таки было мало и слупить за убиенного виру в виде мяса, хлеба и иных вкусных ништяков, было как-то важнее, чем кого-то прибить.

В целом, эсты и племена жившие с ними по соседству  особо никого не интересовали: чтобы создавать угрозу, их было просто мало, да и уровень технического развития не располагал. Чтобы обогатить завоевателя — та же история. У всех сопредельных народов было то, что было у эстов. Только — больше, лучше и дешевле. Так было до  6 февраля 1191 года, когда папа Римский Климент III, решив, что как-то надо расширять сферу влияния, учредил «Германское братство Святой Марии в Иерусалиме». Мы это «братство» знаем, как Тевтонский рыцарский орден. Опыт обращения с рыцарскими орденами у Римских пап — был. Рыцари-тамплиеры и госпитальеры исправно огнём и мечом «проповедовали» католические истины. Неудивительно, что Климент III решил, что лишний рыцарский орден ему — совершенно не лишний.

Правда, была одна «закавыка»: любому монашескому братству (а именно к таковым, гы-гы, был причислен Тевтонский орден) полагалось земельное владение для обеспечения оного ордена всем необходимым. А на территории Европы с землями было как-то грустно. Европейские монархи с пылом, достойным лучшего применения, воевали, резали и травили друг друга за пустоши, мосты, рощи и т. д.

Проблему решил уже преемник Климента III — папа Иноккентий III, человек неглупый, энергичный и изворотливый. Он-то и отвёл Тевтонскому ордену «вотчину» на «ничейной» земле — территории современных Латвии и Эстонии. А что? Пусть строятся, местных жителей крестят и делают своими крепостными. Если рыцари не справятся — на кой бес они тогда сдались? И рыцари — справились. Попытки эстов с костяными копьями противостоять рыцарям и кнехтам были размазаны в тонкий блин тяжёлой рыцарской конницей. Эсты вынуждены были добровольно принять католичество. А попробуй ты добровольно его не принять, если под челюсть тебе упирается клинок, а рядышком сноровистые детинушки уже складывают костерок. Так сказать, для наглядной агитации. Какая уж тут «вера предков»?

Единственная часть эстов, сохранившая традиционные верования и личную независимость это — та часть эстов, которая… с 1219 года попросила помощи у русских князей Владимира Мстиславича Псковского и Всеволода Мстиславовича Киевского. Что характерно, в 1217 году эсты сдуру попытались заключить союз с крестоносцами против русских князей, но «союзники», придя на земли эстов отчего-то не пожелали уходить обратно, основали свои базы… то есть — замки и заставили «союзных» эстов платить за их содержание. Ничего не напоминает?

В общем, культура эстов сохранилась лишь в зоне влияния русских князей. На территории Тевтонского ордена (а позднее — Ливонского) эстов ожидали насильственные окатоличивание и германизация.

Оценки договора, данные современниками

Лидер большевиков В. И. Ленин, комментируя важность мира и его условия, заявлял:

«Мир с Эстляндией — это окно, пробитое русскими рабочими в Западную Европу, это неслыханная победа над всемирным империализмом, знаменующая собою перелом в русской пролетарской революции в сторону сосредоточения всех сил на внутреннем строительстве страны.»

«Советская Россия сделала много уступок, главной из которых является уступка спорной территории, заселённой смешанным — русским и эстонским населением. Но мы не хотим проливать кровь рабочих и красноармейцев ради куска земли, тем более, что уступка эта делается не навеки: Эстония переживает период керенщины, рабочие начинают узнавать подлость своих учредиловских вождей, разграбивших профессиональные союзы и убивших 20 коммунистов, они скоро свергнут эту власть и создадут Советскую Эстонию, которая заключит с нами новый мир».

«Капиталисты из всех сил мешали заключению мира Эстонии с нами

Мы их победили. Мы заключили мир с Эстонией, — первый мир, за которым последуют другие, открывая нам возможность товарообмена с Европой и Америкой».)

Редактор газеты «Известия ВЦИК» Ю. М. Стеклов в статье, посвящённой подписанию мирного договора между Советской Россией и Эстонией, подчёркивал его значение: «В таких делах важен первый шаг. Теперь задача облегчена, и другие государства,… по одному расчёту выгоды, обнаружат больше склонности вступить в мирные сношения с Советской республикой». Народный комиссар иностранных дел Г. В. Чичерин объясняя важность договора заявил: «Мы все время считались с тем, что происходит как бы генеральная репетиция соглашения с Антантой. Раскрывая широкие перспективы выгод для буржуазии от соглашения с нами, мы тем эти перспективы раскрывали не перед одной эстонской буржуазией, а перед внимательно следившей за этими переговорами английской буржуазией. Каждое слово, произносившееся в Юрьеве, имело свой резонанс на берегах Темзы, и во время этих переговоров мы говорили и о тех концессиях, которые могут быть предоставлены иностранным капиталистам, и о возможностях широкого товарообмена, посылки сырья за границу, доставки машин из-за границы. Все это привело к тому, что Юрьевские переговоры сыграли гораздо большую роль, чем могло казаться на первый взгляд». Газета Прогрессивной партии Эстонии «Пяйвалехт» писала в редакционной статье, озаглавленной «Холодный мир»: «Мы имеем дело не с обыкновенным противником, не было у нас и обыкновенной войны, мы не следовали общепринятым обычаям ведения войны — поэтому нет основания полагать, что нам придётся иметь дело с тем, что обычно понимается под словом „мир“. Врагу не удалось сломить нас оружием, он будет пытаться сделать это „мирным путём“»

НЕБОЛЬШОЕ ПОСЛЕСЛОВИЕ

Кстати, 3 февраля 1944 г. Красная Армия начала освобождать территорию Эстонии от немецко-фашистских захватчиков. Буквально завтра — годовщина подвига Красной Армии. Многие говорят: «зачем праздновать освобождение Эстонии, если значительная часть её населения воевала против Красной Армии, если там чтут СС-овских недобитков, если они вытирают ноги о память о Великой Отечественной Войне…

И всё-таки это — памятная дата. Память о тех эстонцах, которые честно сражались в рядах Красной Армии. Память о подвиге красноармейцев со всех частей СССР, «зачистивших» Эстонскую ССР от гитлеровцев. Память о тех, кто погиб за нашу свободу на этой земле. Слава — тем, кто победил. Ну а тот скот, который выступает против, будем надеяться, дождётся своего Нюрнберга.

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей  и Телеграм-канал FRONTовые заметки

Больше украинцев в США бегут только жители Конго и Мьянмы

Границы возможного

По мнению экспертов, обвинение в попытках сфальсифицировать историю следовало бы адресовать не Москве, а Таллину. Как пояснил в беседе с RT директор Фонда исторических исследований «Основание» Алексей Анпилогов, в тот момент, когда Эстония стала частью СССР, она получила новые административные границы, которые и были определены как государственные в начале 1990-х годов.


Схожей точки зрения придерживается замдиректора Института истории и политики МПГУ Владимир Шаповалов.

«Границы, которые существуют сейчас, признаны мировым сообществом и являются суверенными границами РФ. На то, чтобы Эстония стала самостоятельным государством в 1991 году, была добрая воля СССР, который мог оставить ей меньше территорий, чем было у Эстонской ССР», — отметил эксперт в комментарии RT.

Также по теме «Нужно генерировать мифы»: Латвию, Литву и Эстонию призвали ответить на «агрессию» России Балтийский совет министров и Балтийская ассамблея, отвечающая за координацию действий парламентов Эстонии, Латвии и Литвы, призвали…

Очевидно, что антироссийские выпады не помогут Эстонии расширить свою территорию, но при этом они вредят экономическим интересам страны, разрушая торговые связи с Россией, считают эксперты. Как отметил Владимир Шаповалов, эстонское руководство исходит из собственных политических интересов, стараясь при этом угодить США.

По мнению Алексея Анпилогова, сегодня действия Эстонии мало напоминают поведение зрелой страны, руководство которой понимает, что такое международное право и собственные государственные интересы.

«Эстонская инфраструктура и экономика во многом были ориентированы на Россию — в силу исторических и географических причин. Антироссийский внешнеполитический курс Таллина отражается на экономических интересах населения республики, в то время как территориальные претензии к России большинство эстонцев даже не воспринимает всерьёз», — подытожил эксперт. 

История подписания

18 мая 1920 года части Красной Армии без боя вошли в Ухту (Архангельская губерния). Правительство Северокарельского государства, которое получало финансовую и военную помощь от финского правительства, бежало в село Вокнаволок, в 30 км от советско-финской границы, откуда перебралось в Финляндию.

8 июня 1920 года в Петрозаводске было образовано автономное областное объединение Карельская трудовая коммуна. В неё были включены населённые карелами местности Олонецкой и Архангельской губерний: город Петрозаводск, карельские волости Олонецкого, Петрозаводского и Повенецкого уездов.

В июне 1920 года Паасикиви возглавил делегацию Финляндии на мирные переговоры с Советской Россией, чьё политическое положение заметно укрепилось. Паасикиви прекрасно знал русский язык и слыл знатоком России. Отправляясь на переговоры, финны были далеки от единства и не смогли преодолеть разногласия между собой. Министр иностранных дел Р. Холсти хотел провести новую границу вдоль Ладоги через Онежское озеро до Белого моря, присоединив, таким образом, всю Восточную Карелию к Финляндии. По мнению же Паасикиви, следовало присоединить лишь те территории, население которых само этого пожелает.

Советское правительство же надеялось получить часть Карельского перешейка и острова Финского залива.

В июле 1920 года красноармейцы смогли выбить финских солдат с большей части Восточной Карелии. Финские войска оставались только в Ребольской и Поросозерской волостях.

Здание Общества эстонских студентов

14 октября 1920 года, после четырёхмесячных переговоров, договор был подписан.

Место подписания: город Тарту (до 1920 года — г. Юрьев), ул. Вильянди, дом Общества эстонских студентов (эст.) (современный адрес: ул. Тыниссони 1 / эст. J. Tõnissoni 1)

Текст договора был составлен на русском, финском и шведском языках, на каждом — в 2 экземплярах. Договор содержит 39 статей, касающихся различных сторон советско-финляндских отношений. Все тексты равнозначны, равноправны. Кроме того, при обмене ратификационными грамотами 31 декабря 1920 года был подписан текст договора на французском языке, также в 2 экземплярах, равнозначных, равноправных для толкования. Таким образом, каждая сторона получила текст договора на четырёх языках — единственный случай в мировой дипломатической истории при договоре двух стран.

Договор был ратифицирован ВЦИК РСФСР 23 октября 1920 года. Парламент Финляндии одобрил договор 1 декабря 1920 года и 11 декабря 1920 года президент Финляндии Стольбергом ратифицировал договор. В декабре того же года Финляндия стала членом Лиги Наций, которую Советская Россия рассматривала как семейный клуб стран-победительниц.

Подписанием договора закончилась трёхлетняя война и оккупация Финляндией ряда приграничных волостей Советской России. Договором была определена новая советско-финская государственная граница и отмечены земельные уступки в пользу Финляндии. Руководитель финской делегации Паасикиви признал впоследствии, что полученная в результате договора граница была для Финляндии слишком хороша, чтобы оставаться постоянной..

Установленная договором граница сохранялась до 1940 года, когда по итогам советско-финской войны 1939−1940 г. между СССР и Финляндией был подписан Московский мирный договор, закрепив ряд земельных уступок в пользу СССР.

Примечания

  1. «Уступка не навеки»: интервью с ведущим научным сотрудником Санкт-Петербургского института истории РАН В. И. Мусаевым // Санкт-Петербургские ведомости. — 2020. — 26 февр.
  2.  (эст.). Eesti Filmiarhiiv. Дата обращения 1 июня 2015.
  3. Карта административного деления Эстонии. 1925 г.
  4. Корнатовский Н. А. [militera.lib.ru/h/kornatovsky_na/index.html Борьба за Красный Петроград]. — Москва: АСТ, 2004. — 606 с. — (Военно-историческая библиотека). — 5 000 экз. — ISBN 5-17-022759-0.
  5. Речь тов. Ленина на широкой рабоче-красноармейской конференции Пресненского района // Правда. 1920. 28 января
  6. Стеклов Ю. Передышка // Известия ВЦИК. 1920. 31 января
  7. Чичерин Г. В. Вопросы внешней политики. Саратов, 1920. С. 22-23.
  8.  (недоступная ссылка). Дата обращения 6 января 2020.
  9.  (недоступная ссылка). Дата обращения 6 января 2020.

«SVERIGE FRAMFÖR ALLT!»

«Швеция превыше всего!» С этим девизом «свободолюбивые» эсты ознакомились после 1583 года, когда завершилась Ливонская война. Ну да, Ливонский орден, как «передовое европейское государство» в середине XVIвека не нашёл ничего умнее, чем начать гадить восточному соседу — Московскому государству. Распространены были такие «шалости», как грабёж купцов, не допуск в Россию нанятых иностранцев, саботаж дипломатических договорённостей. И ведь, что интересно, пока на Иван III разбирался с остатками монголо-татарского ига, пока Василий III наводил порядок во внутренних делах государства, пока бояре и князья резали друг друга во время малолетства Ивана Васильевича — всё проходило гладко. А вот когда во главе Московского государства встал энергичный царь Иоанн IV Васильевич Грозный, неплохой полководец, жёсткий правитель и, что характерно, любимый народом государь, у ливонцев «что-то пошло не так».

Когда в очередной раз в Риге ливонская администрация задержала нанятых Москвой иностранных специалистов, в 1558 году Иван IV объявил Ливонскому ордену — войну. Фактически января 1558 года хватило, чтобы Ливонский орден, как государственное образование — просто перестал существовать. Не будь предательства царского воеводы Алексея Адашева, «забывшего» принять у ливонского епископа Иоганна Вильгельма фон Фюрстенберга капитуляцию, история пошла бы другим путём. Увы. Пока Иван Грозный разобрался в том, что его предали, территорию Ливонского ордена поделили между собой Литва, Польша и Швеция. Воевать с объединением сильнейших держав Северной и Восточной Европы Россия могла лишь на равных. Поэтому война окончилась, хоть и в пользу Московского государства, но далеко не с теми результатами, которые могли быть.

А эсты оказались в составе Швеции. Северная и центральная Эстония — сразу. Южная — в 1629 году по Альтмаркскому соглашению, когда Швеция окончательно разгромила своего прежнего союзника — Ржечь Посполитую. И поняли эсты, что при немцах им было просто грустно, а при шведах придётся грустить невыносимо. Нет, с культурным развитием всё было неплохо: в 1632 году в Дерпте был открыт университет, в Риге, Ревеле, Дерпте — открылись начальные учебные заведения… Вот только учились там те, кто мог это себе позволить по происхождению (шведы и остзейские немцы) и финансам (землевладельцы, купечество, чиновники). Учитывая же, что ддворянство, чиновничество и купечество формировалось прежде всего из шведов, низовые звенья — из немцев, государственными языками были шведский и немецкий, то становится понятно: образование и культура для эстонцев не предназначались и проходили мимо.

В постсоветской эстонской историографии , правда, появилась целая плеяда «историков», не имеющих исторического образования (вроде американско-эстонского политолога Рейна Таагепера, сынули гитлеровского пособника или Тойво Мильяна — одного из идеологов Великой Эстонии), рассказывающих красивые истории о том, что имело место «распространение школьное обучение на эстонском языке, расширилось издание книг на эстонском».

Если встретите таких — не обижайте: не задавайте им жестоких вопросов. Например, на каких достоверных исторических документах построены их теории о расцвете эстонской национальной культуры при шведах? С какой целью шведская администрация развивала эстонское национальное образование на эстонском языке, если потом не могла использовать его результаты (государственный язык и язык делопроизводства — шведский и немецкий, а не эстонский)?  Кто являлся покупателями «книг на эстонском языке», если те, кто физически мог их приобрести (а это в XVII веке — ой, как недёшево), это — шведы и немцы, которым оно надо, как зайцу — стоп-сигнал? И, наконец, откуда у детей непривилегированных слоёв населения, к которым принадлежали эстонцы, время и деньги (а образование, если что, было платным) на регулярное посещение школ?

В ответ на такие вопросы «эстонские историки» (это как «британские учёные», только — эстонские) начинают верещать о «спрятанных документах», «имперском фальсифицировании истории» и пр. Но ответа они вам ни на один вопрос не дадут. Трудно дать ответ, которого в природе не существует.

ЩЕДРЫЕ БОЛЬШЕВИКИ


В результате Февральской Революции 1917 года, начатой на английские деньги либералами из Государственной Думы Российская империя перестала существовать.  Большевикам, сумевшим взять власть в свои руки в октябре 1917 года пришлось туго: разваленная армия, отсутствие действующих законов, стремительно распадающаяся экономика, разгул сепаратизма… Советское правительство прекрасно понимало, что «Единая и неделимая Россия» возможна лишь в отдалённом будущем. А пока — надо спасать то, что можно.

Вот тогда-то и начались территориальные уступки «в обмен на признание и торговлю». Впоследствии, например, Турции Ататюрка достался армянский Арарат (большевики бравировали своим «безбожием» и хранить христианскую святыню нужным не считали.

Но в 1920 году зашёл разговор о взаимоотношениях с Эстонией.  2 февраля в Юрьеве (Тарту) был заключён «мирный договор между Эстонией и Россией». Собственно, именно этот договор так заставляет возбУдиться «эстонских политиков» (это тоже, как «британские учёные», только — эстонские).

Дело в том, что Член ВЦИК Адольф Абрамович Иоффе и Член Коллегии Наркомата Государственного Контроля Исидор Эммануилович Гуковский своими подписями «прирезали» Эстонии немалую часть Кингисеппского  и Сланцевского районов Ленинградской области, а также — Печорский район Псковской области России.

Безусловно, после того, как 6 августа 1940 года Эстония вошла в состав СССР, Тартуский мир (Юрьевский мирный договор)  утратил свою силу. Но после 1991 года «эстонские политики» показали себя упёртыми некромантами.

Яан Поска: «Сегодняшний день – самый важный для нас за всю 700-летнюю историю нашей страны, ведь сегодня Эстония впервые сама полностью определяет дальнейшую судьбу своего народа».

Тартуский мирный договор был составлен на эстонском и русском языках, зарегистрирован в Лиге Наций и опубликован вместе с переводами на французский и английский языки в сборнике документов Лиги Наций № XI в 1922 году. Договор состоял из 20 статей и содержал помимо положения о прекращении состояния войны ряд связанных с признанием Эстонского государства договоренностей о границах, безопасности, экономической, социальной и транспортной политике. В результате переговоров военные действия прекратились еще до подписания мирного договора. 3 января 1920 года в 10.30 вступило в силу перемирие, заключенное между Эстонской Республикой и Советской Россией 31 декабря 1919 года, и на фронте наступила тишина

Чтобы подчеркнуть важность этого события и вклада борцов за независимость Эстонии, 3 января стало в нашей стране днем поминовения павших в Освободительной войне. По договору Советская Россия де-юре признавала независимость Эстонии, отказываясь «добровольно и на вечные времена от всяких суверенных прав, кои принадлежали России в отношении к Эстонскому народу и земле». Тартуский мир также стал первым международным актом признания Советского правительства. Граница между Эстонией и Россией была определена так, что в состав Эстонии вошли занарвские волости и Печорский уезд. Эстония освободилась от всех обязательств перед Россией, причем Россия обязалась вернуть эвакуированное из Эстонии имущество

Эстония также получила 15 миллионов золотых рублей из золотого запаса России. В мирном договоре было закреплено право каждого российского эстонца на переселение в Эстонию. 38 000 эстонцев воспользовались своим правом оптации на основании этого договора и переехали из России в Эстонию (по состоянию на конец Освободительной войны на территории России существовало около 320 эстонских поселений или центров сосредоточения, в которых проживало примерно 190 000 эстонцев). От имени эстонской стороны Тартуский мирный договор подписали члены Учредительного собрания Яан Поска, Антс Пийп, Юлиус Сельямаа и Майт Пюйманн и генерал-майор Яан Соотс. От имени российской стороны свои подписи поставили член Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Адольф Иоффе и член Коллегии Народного Комиссариата Государственного Контроля Исидор Гуковский. Заключенный между Эстонией и Советской Россией мирный договор стал первым международным актом, в котором было упомянуто четко сформулированное право каждого народа на самоопределение. Соответственно Тартуский мирный договор и составленные по его примеру договоры между Россией и ее другими западными соседями (Литвой, Латвией, Финляндией и Польшей) представляли собой важный шаг на пути к включению права народов на самоопределение в международное право. Еще до заключения Тартуского мира у нас де-факто развились дипломатические отношения с рядом стран, но лишь затем Эстония смогла официально занять свое место в международном сообществе. Заключение Тартуского мира 2 февраля 1920 года и окончание Освободительной войны позволило Эстонии добиться широкого международного признания в качестве независимого государства.

Для современников Тартуский мирный договор был в первую очередь соглашением о мире, которое прекратило военные действия, длившиеся с начала Первой мировой войны.

Секретарь эстонской делегации Виллем Томингас описывает в своих мемуарах торжественную встречу делегации в Таллинне после заключения Тартуского мира. Несмотря на мороз, многие люди на улицах снимали шапки перед добившимися мира членами делегации.

Возглавлявший эстонскую делегацию Яан Поска вспоминает самый яркий для него момент народного признания за все приложенные усилия – одна женщина в толпе перекрестила его и сказала: «Вы спасли моих сыновей»…

Дополнительная информация о программе мероприятий в честь 100-летия Тартуского мира

  • Мероприятия в честь 100-летия Тартуского мира на сайте EV100
  • 100-летие Тартуского мирного договора на сайте города Тарту

А ДАВАЙТЕ — ПРЯМО ПО ТЕКСТУ!

Итак, эстонский истеблишмент бьёт копытом и требует у России «аннексированные» у Эстонии русские территории. В соответствии с текстом Тартуского мирного договора 1920 года. Угу. Апеллируют эстонские политики к ст. II:

«..Россия признает безоговорочно независимость и самостоятельность Эстонского Государства и отказывается добровольно и на вечные времена от всяких суверенных прав, кои принадлежали России в отношении к Эстонскому народу и земле в силу существовавшего государственно-правового порядка…»

Ой, как здорово, что эстонские политики умеют читать! Только плохо, что они не удосужились дочитать договор до конца! Потому что у Эстонии кроме ПРАВ согласно этому договору есть ОБЯЗАННОСТИ. И прописаны они оч-чень подробно. Ну вот, например, статья VII.

«…Воспретить пребывание на своей территории каких либо войск, кроме войск правительственных или войск дружественных государств, с которыми одной из договаривающихся сторон заключена военная конвенция, но которые не находятся в фактическом состоянии войны с другой из договаривающихся сторон, а равно запретить в пределах своей территории вербовку и мобилизацию личного состава в ряды армий таковых государств, а также организаций и групп, ставящих своей целью вооруженную борьбу с другой договаривающейся стороной…»

Ну ладно, войска США и НАТО —  побоку, мы с ними пока не воюем. Ну а как быть с вербовкой наёмников в бандформирования Басаева, Хаттаба и иных командиров бандформирований во время Чеченских кампаний? А что насчёт эстонской помощи Грузии во время конфликта 2008 года? Забыли? Напоминаем!

А как насчёт пункта 4 этой же самой статьи?


«…4. а) Воспретить государствам, находящимся в фактическом состоянии войны с другой стороной, и организациям и группам, ставящим своей целью вооруженную борьбу с другой договаривающейся стороной, перевозку через свои порта и по своей территории всего того, что может быть использовано для нападения на другую договаривающуюся сторону, а именно: принадлежащих таковым государствам, организациям и группам вооруженных сил, военного имущества, военно-технических средств и материалов артиллерийских, интендантских, инженерных и воздухоплавательных…»

Ну что, проведём ревизию грузов, проходивших через эстонские порты 1994-2003 и 2008 годов? А? Что, ИНЖЕНЕРНЫХ материалов в Грузию не отправляли? Это — не считая военной помощи.

Итак, констатируем. Если Эстония апеллирует к Тартускому договору 1920 года, то Эстонии для начала необходимо признать, что эстонское государство неоднократно, систематически и планомерно нарушало «Тартуский мир (Юрьевский мирный договор)» 1920 года. Что там у нас говорит Международное законодательство о договоре, одна сторона которого систематически его нарушает? Пр-равильно. Договор теряет силу. Ещё — вопросы?

А если кому ещё мало, напомним: прежде чем тявкать о своей «независимости» Эстония должна отгрузить России 14 тысяч тонн серебра. Хрен с ними, можно не в ефимках. можно — в слитках. И проценты в слитках, которые будут насчитаны с 1721 года. Если уж «копать» историю, так чего же только до половины?

И Эстонии лучше обо всём этом задуматься именно сейчас, поскольку, начиная с 1991 года юридически оформленной границы Эстонии и России — НЕ СУЩЕСТВУЕТ В ПРИРОДЕ. Потому как Эстония регулярно отказывается ратифицировать договор по этому вопросу. В последний раз Эстония отказалась это сделать 7 января 2020 года.

А теперь — самое интересное. Технически сейчас Российская Федерация может передвинуть границу куда ей вздумается. Просто потому, что Эстония так и не удосужилась её оформить в соответствии с международным законодательством. А если Россия, скажем, решит поделиться частью Эстонии с Финляндией или Швецией (а чего? мызу какую-нибудь в виде сувенира), то и «международное сообщество» начнёт в затылке чесать… а надо ли оно — за Эстонию вступаться.

Единственное, что сейчас спасает Эстонию — то, что в 1991 году СССР выпустил её в свободное плавание «богатой невестой», а у сегодняшней России нет ни одной причины брать в свой состав «потасканную проститутку».

Красная Армия в 1944 году освободила Эстонию от нацистов. Но сегодня нацисты — вернулись.

Результаты подписания договора

По договору незамерзающий порт Петсамо (Печенга, выделен красным цветом) отошёл к Финляндии, а Финляндия отказалась от территориальных претензий на территории в Карелии (выделены зелёным цветом).

Территориальные

  • К Финляндии в Заполярье отходила вся Печенгская волость (Петсамо), также западная часть полуострова Рыбачий, от губы Вайда до залива Мотовского, и большая часть полуострова Средний, по линии, проходящей через середину его обоих его перешейков, с условием свободного транзита через этот район в Норвегию и обратно.
  • Все острова, к западу от ограничительной линии в Баренцевом море, также отходили к Финляндии: острова Кий (Большой и Малый) и Айновские острова.
  • Оккупированные финскими войсками волости в Восточной Карелии, Ругозерская, Ребольская и Поросозерская, возвращались в состав Карельской трудовой коммуны.
  • Морская граница в Финском заливе устанавливалась от устья реки Сестры до мыса Стирсудден, затем поворачивала к острову Сейскари (Лесной) и острову Лавенсаари (Мощный), и обойдя их с юга, шла к устью реки Наровы — тем самым РСФСР была лишена выхода в международные воды

Стратегические

  • Финляндия нейтрализовывала в военном отношении принадлежащие ей острова Финского залива.
  • Финляндия обязывалась не содержать в своих территориальных водах в Северном Ледовитом океане авиацию и подводный флот, а военный надводный флот должен быть ограничен судами береговой охраны.
  • Финляндия обязалась в течение одного года разрушить форты Ино и Пумола на Карельском перешейке.
  • Финляндия не имела права строить артсооружения, сектор обстрела которых выходил бы за границы финских территориальных вод.
  • Обе стороны могли иметь на Ладожском озере и впадающих в него реках и каналах военные суда водоизмещением не более 100 тонн, и с артиллерией, не превышающей калибр 47 мм.
  • РСФСР имела право проводить по южной части Ладожского озера и по обводному каналу военные суда в свои внутренние воды.
  • Финским торговым судам с мирным грузом давалось право свободного прохода по реке Неве в Ладожское озеро из Финского залива и обратно.

Политические

Тартуский договор для Финляндии отменял действие Фридрихсгамского мирного договора от 1809 года между Россией и Швецией, по которому Финляндия вошла в состав Российской империи.

Подписанием договора были сорваны планы Антанты вовлечь Финляндию в войну против РСФСР.

ПОЧЁМ — ЭСТЛЯНДИЯ?

К 1706 году до Карла дошло, что это «Ж-ж-ж» не спроста и он, заставив Августа Саксонского подписать мирный договор, сунулся в Россию. Вот это было совсем зря: русская армия была уже в состоянии показать шведам Кузькину Мать и раковую зимовку, что и сделала. После тяжёлого поражения при Лесной и разгрома под Полтавой, Швеция уже не представляла для Московского государства проблемы на сухопутном фронте. К 1710 году армия Бориса Шереметева взяла под контроль территории всех шведских провинций Прибалтики: Эстляндию, Лифляндию, Курляндию и  Ингерманландию.

Но Пётр I не был бы Пётр I, если бы не оформил свои новые владения юридически. Поэтому согласно тексту Ништадского мирного договора 1721 года Эстляндию, Лифляндию, Курляндию и  Ингерманландию Россия у шведов… купила. За свою цену, разумеется:

«… 4. Е.к.в. свейское уступает сим за себя и своих потомков и наследников свейского престола и королевства Свейского е.ц.в. и его потомкам и наследникам Российского государства в совершенное непрекословное вечное владение и собственность в сей войне, чрез е.ц.в. оружия от короны свейской завоеванные провинции: Лифляндию, Эстляндию, Ингерманландию и часть Карелии с дистриктом Выборгского лена, который ниже сего в артикуле разграничения означен и описан, с городами и крепостями: Ригой, Дюнаминдом, Пернавой, Ревелем, Дерптом, Нарвой, Выборгом, Кексгольмом и всеми прочими к помянутым провинциям надлежащими городами, крепостями, гавенами, местами, дистриктами, берегами, с островами Эзель, Даго и Меном и всеми другими от курляндской границы по лифляндским, эстляндским и ингерманландским берегам и на стороне Оста от Ревеля в фарватере к Выборгу на стороне Зюйда и Оста лежащими островами…

5. …хочет е.ц.в. обязан быть и обещает е.к.в. сумму двух миллионов ефимков исправно без вычета и конечно от е.к.в. с надлежащими полномочными и расписками снабденным уполномоченным заплатить и отдать указать на такие сроки и такой монетой, как о том в сепаратном артикуле, который такой же силы и действа есть, яко бы он от слова до слова здесь внесен был, постановлено и договорено.»

То есть, юридически, ни о какой «независимости» Эстляндии речи не шло. Она была приобретена, как кусок колбасы. И если уж рассуждать о «независимости», то обязана была выплатить за неё России полмиллиона «ефимков» (серебряных риксдалеров). Масса одного ефимка — 28 граммов серебра «ювелирной» пробы. То есть, 14 тысяч тонн серебра. Без учёта процентов. Давайте запомним эту цифру.

Подписание Ништадского Мира 1721 г. Именно тогда Эстония была продана шведами России, как кусок колбасы. Довольно неаппетитный, прямо скажем.


С этим читают