Термидорианский переворот

Конец эпохи террора

Термидорианский переворот является не только важным этапом Французской революции, но и интереснейшим ее моментом, потому что он был поддержан народом, хотя и был направлен против народовластия. Как якобинцам удалось совершить переворот в сознании французов за период всего лишь с сентября 1793-го по июль 1794 года? Это время обозначено в истории как «эпоха террора», что, собственно, и является ответом на вопрос.


Исходя из всего сказанного выше, Термидорианский переворот кратко можно охарактеризовать как попытку в первую очередь остановить кровопролитие. Первым шагом был переход власти от Комитета национального спасения к Национальному Конвенту – устранялся репрессивный орган.

Термидорианский переворот и конституция 1795 года

Двадцать второго августа новое правительство приняло конституцию, которая четко распределила функции между различными органами. Главными ее пунктами были следующие нюансы:

  • избирательный ценз;
  • законодательная власть перешла к двум палатам (большая часть членов которой была в первое время избрана из членов Конвента, что вызвало недовольство Термидорианским переворотом);
  • Директория стала органом исполнительной власти;

Несмотря на народные волнения, конституция вступила в силу, и новое правительство было сформировано.

Многие историки считают, что свершившийся переворот привел к увеличению разрыва между богатыми и бедными. В дальнейшем возникшая пропасть так и не была преодолена, что превратило Париж в город контрастов, где можно было увидеть вызывающую роскошь и ужасающую нищету.

Ход событий во время переворота

Переворот был предпринят группой якобинцев-членов Конвента, недовольных политикой Робеспьера и прежде всего по разным причинам опасавшихся за свою личную безопасность. Группа заговорщиков представляла собой блок уцелевших эбертистов (Колло д’Эрбуа, Бийо-Варенн, Вадье) и дантонистов (Бурдон из Уазы, Ровер, Лежандр), а также лиц, которым грозили репрессии за коррупцию и злоупотребления властью, отозванных комиссаров Конвента, которые стали самыми активными участниками заговора: Баррас, Тальен, Фрерон, Фуше, Каррье. Заговор вызревал давно, и Робеспьер чувствовал это; однако он сам спровоцировал вспышку, выступив 8 термидора в Конвенте с речью, указывающей на наличие заговора и полной сильных, но безадресных угроз. Конвент постановил напечатать речь Робеспьера, но Бурдон из Уазы, а за ним Бийо-Варенн потребовали предварительного рассмотрения её комитетами; У Робеспьера потребовали, чтобы он назвал имена обвиняемых. Он отказался. Вечером он прочёл ту же речь в Якобинском клубе, с восторгом принявшем её. Именно после этого все депутаты, имевшие основание опасаться за свою безопасность, поспешили договориться между собой, забыв прежние разногласия; общим пунктом, на котором бывшие «умеренные» сошлись с бывшими «бешеными», было прекращение террора.

27 июля (9 термидора), заседание Конвента началось с доклада Сен-Жюста, но председательствующий Колло д’Эрбуа прервал его и предоставил слово Бийо-Варенну, который обвинил Робеспьера в стремлении к тирании и желании унизить Конвент; вслед за тем с речью, направленной против Робеспьера, выступил Тальен. Их речи были с энтузиазмом встречены депутатами; Робеспьеру, несмотря на его требования, слово не было предоставлено, его попытки прорваться к трибуне были встречены криками «Долой тирана». Наконец депутат Луше потребовал ареста Робеспьера. Брат Робеспьера Огюстен заявил, что желает разделить его судьбу. В конце концов был вотирован арест обоих Робеспьеров, Сен-Жюста, Кутона и Леба (последовавшего примеру Огюстена Робеспьера); еще ранее был вотирован арест начальника Парижской национальной гвардии Анрио и председателя Революционного трибунала Дюма.

Поначалу арестованные были доставлены в Комитет общественной безопасности; Анрио пытался освободить их, но был лишь арестован сам. Однако при известии об аресте Робеспьера, находившаяся в руках робеспьеристов Парижская коммуна ударила в набат и призвала секции к оружию. Полиция подчинялась Коммуне, в результате тюремщики по ее приказу отказывались принимать арестованных, и Робеспьер был вскоре доставлен в мэрию, где находилось управление полиции. Командование национальной гвардией принял заместитель председателя Революционного трибунала Коффиналь, который в конце концов сумел освободить Анрио.

В последние часы 9 термидора казалось, что дело Конвента проиграно. На Гревской площади перед Ратушей по звуку набата собрались огромные вооруженные толпы с артиллерией. Национальная гвардия, верная Коммуне, двинулась на Конвент, однако Коффиналь и Анрио не решились разогнать его. Со своей стороны Робеспьер и робеспьеристы не решались формально выступить против национального представительства, от имени которого они до сих пор действовали. Толпа, собравшаяся перед Ратушей, но плохо понимавшая суть событий, была деморализована длительным бездействием.

Между тем Конвент энергично организовывал свои силы, разослав агитаторов и созывая на помощь секции, особенно буржуазные; со стороны Конвента, командующим Национальной гвардии был назначен Поль Баррас, получивший чрезвычайные полномочия.

В полночь 28 июля известие о том, что Конвент объявил всех участников восстания вне закона, вызвало панику среди сторонников Робеспьера, и площадь перед Ратушей быстро опустела.

Около 2 часов 10 термидора жандармы и национальные гвардейцы ворвались в Ратушу, где Робеспьер в этот момент подписывал очередное воззвание. По одним данным Робеспьер пытался застрелиться, по другим, в него выстрелил из пистолета жандарм Мерда; Робеспьер был ранен в челюсть. Огюстен Робеспьер выбросился из окна, но также остался жив; Леба застрелился; Коффиналь выбросил Анрио из окна с криком «Вот к чему привела твоя трусость!» (впрочем, эту версию многие историки оспаривают); Сен-Жюст спокойно отдался в руки термидорианцев.

Все арестованные (22 человека) были доставлены в Комитет общественной безопасности. Так как они были объявлены вне закона, суда над ними не последовало; на следующий вечер Робеспьер и его сторонники были гильотинированы на Гревской площади после простого установления личности, под крики толпы: «смерть тирану!».


11 термидора были казнены еще 71 человек. Режим якобинской диктатуры пал.

1. Контекст

Режим Революционного правительства, как мы знаем его сегодня, сформировался к весне 1794 года. «Временное правительство Франции будет революционным до достижения мира» Декрет от 10 октября 1793. В центре был Конвент, исполнительной властью которого был Комитет общественного спасения, наделённый огромными полномочиями: он интерпретировал декреты Конвента и определял способы их применения; под его непосредственным руководством были все государственные органы и служащие; он определял военную и дипломатическую деятельность, назначал генералов и членов других комитетов при условии ратификации их Конвентом. Он был ответственным за ведение войны, общественный порядок, обеспечение и снабжение населения. Управлять во имя Конвента и в то же время контролировать его, сдерживать санкюлотов без охлаждения их энтузиазма было необходимым балансом революционного правительства.

Комитет был органом коллегиальным и его состав утверждался Конвентом каждый месяц. Законы, декреты, направление политики предоставлялись в виде докладов и принимались в Конвенте после обсуждения. Особо важные декреты, как, например, об аресте дантонистов, принимались на объединённых заседаниях обоих комитетов: Спасения и Безопасности. Большинство соглашалось следовать политике комитетов, пока существовала реальная угроза Республике. Максимум не нравился никому и постоянно нарушался, хотя был логическим применением в стране, ведущей войну с европейскими монархиями. Основа нахождения у власти революционного правительства после восстания 31 мая — 2 июня заключалась в давлении извне парижских секций и якобинских клубов, связанных между собой по всей стране, и монтаньяров в Конвенте, была коалицией различных интересов и, в условиях отсутствия партий в современном понимании, коалицией хрупких компромиссов. Секции Парижа были недовольны экономической политикой комитетов. Консерватизм секций также объяснялся тем, что наиболее патриотически настроенные, энергичные и молодые уходили на фронт, секционные активисты наполнили комитеты правительства, становясь номенклатурой, чувствовалась усталость от постоянного напряжения последних четырёх лет революции. «Революция оледенела, все её принципы ослабли, остался лишь красный колпак на головах интриги» — записал Сен-Жюст в это время.

Комитет общественного спасения старался держаться промежуточной позиции между противоположными крыльями революционной коалиции — модерантизмом и экстремизмом. Революционное правительство не намерено было уступать эбертистам в ущерб революционному единству, в то время как требования умеренных подрывали контролируемую экономику, необходимую для ведения военных действий, и террор, который обеспечивал всеобщее повиновение. Но в конце зимы 1793 года нехватка продуктов питания приняла резкий поворот к худшему. Эбертисты начали требовать применения жёстких мер, и сначала Комитет вёл себя примирительно. Конвент проголосовал за выделение около 15 миллионов ливров на облегчение кризиса; 3 вантоза Барер от имени комитета общественного спасения представил новый общий «максимум» и 8-го декрет о конфискации имущества «подозрительных» и распределения его среди нуждающихся — вантозские декреты фр. Loi de ventose an II. Кордельеры полагали, что если они усилят давление, то восторжествуют раз и навсегда. Были призывы к восстанию, хотя скорее это было новой демонстрацией, как в сентябре 1793. Но 22 вантоза II года 12 марта 1794 г. Комитет решил покончить с эбертистами. К Эберу, Ронсену, Венсану и Моморо были добавлены иностранцы Проли, Клоотс и Перейра с тем, чтобы представить их как участников «иностранного заговора». Все были казнены 4 жерминаля 24 марта 1794. Затем Комитет обратился к дантонистам, некоторые из которых были причастны к финансовым махинациям. 16 жерминаля 5 апреля 1794 Дантон, Делакруа, Демулен, Филиппо были казнены.

Драма жерминаля полностью изменила политическую ситуацию. Санкюлоты были ошеломлены казнью эбертистов. Все их позиции влияния были утеряны: революционная армия была расформирована, инспекторы уволены, Бушотт потерял военное министерство, клуб Кордельеров был подавлен и запуган, и под давлением правительства было закрыто 39 революционных комитетов. Произошла чистка Коммуны, и она была заполнена номинантами Комитета. С казнью дантонистов большинство ассамблеи впервые пришло в ужас от ею же созданного правительства.

Народ выступил на защиту вождя

На вопрос, какое событие означало термидорианский переворот, можно ответить – речь Робеспьера, произнесенная им в Конвенте 26 июля 1793 года и повторенная в Якобинском клубе спустя несколько часов. В ней он сказал о наличии заговора, что подтолкнуло обличенных к конкретным действиям.

Сам арест Робеспьера и его сторонников не прошел гладко. На его защиту поднялись беднейшие слои населения Парижа. На Гревской площади довольно быстро собралось более 3000 человек, поддерживаемых полицией, начальник тюрьмы отказался принимать арестованных. Национальная армия тоже примкнула к защитникам вождей революции. Санкюлоты (революционно настроенные представители третьего сословия) отбили арестованных и сопроводили их в ратушу.

Смертельная ошибка

Но самой главной ошибкой якобинцев был устроенный ими кровавый террор. 44 тысячи комитетов по всей Франции ежедневно отлавливали и казнили десятки «подозрительных». Были у якобинцев свои палачи, вошедшие в историю из-за страшных злодеяний. Один из самых жестоких комиссаров Конвента Жан-Батист Каррье, разгромивший восстание в Вандее, был известен своими «потоплениями», первым из которых было убийство таким образом 90 священников.

Не менее ужасными стали и расстрелы этого изувера. В результате Термидорианского переворота был положен конец эпохе террора, за период которой было уничтожено более 16 тысяч французов, в основном представителей третьего сословия. Только при подавлении Лионского восстания, а сильные волнения произошли в Марселе и Бордо, уничтожили около 2000 жителей города, а Конвентом было принято решение о том, чтобы стереть Лион с лица земли.

Зарождение

См. также: Бретонский клуб

Памятный знак о проводившихся здесь собраниях Бретонского клуба на фасаде бывшего кафе «Амори» в Версале

Со времени образования Французской академии кардиналом Ришелье в 1635 году, одной из целей которой были унификация и изучение французского языка, в большинстве крупных городских центров Франции возникло множество салонов, обществ, кружков. Естественно, что ко времени созыва Генеральных штатов в 1789 году, в этих обществах обсуждались не только литература и идеи Просвещения, но и политические вопросы. Так депутаты третьего сословия от Бретани, среди них Ле Шапелье — адвокат из Ренна, Ланжюине — адвокат из Бреста, , , , по прибытии в Версаль ещё до открытия Генеральных штатов, организовали дискуссионное сообщество, вошедшее в историю под названием Бретонский клуб и собиравшееся в одном из кафе Версаля.

Постепенно к ним стали присоединяться единомышленники из депутатов от других провинций, в том числе Мирабо, Сийес, герцог д’Эгийон, виконт Ноайль, Барнав, Петион, Вольней, аббат Грегуар, братья Шарль и Александр Ламет, адвокат из Арраса Максимилиан Робеспьер. Члены клуба собирались обычно накануне важных заседаний Генеральных штатов и намечали общую линию поведения. Вскоре, однако, стало ясно, что в собрании, где дворяне и духовенство имели представление, равное третьему сословию, даже хорошо организованная партия не может составить большинства. Стало ясно, что необходима поддержка извне собрания, формирование общественного мнения, когда частные лица могли бы обратиться в собрание с петициями, влиять на органы местного самоуправления, поддерживать обсуждение насущных вопросов в прессе.

Якобинский Клуб в Париже

Оноре Габриэль де Мирабо

Сийес

Шодерло де Лакло

Антуан Барнав

Когда король и Национальное собрание перебрались в Париж, Бретонский клуб распался, но бывшие его члены стали снова собираться сначала в парижском частном доме, потом в нанятом ими помещении в монастыре якобинских монахов (доминиканского ордена) близ манежа, где заседало Национальное собрание. В заседаниях принимали участие и некоторые из монахов; поэтому роялисты прозвали членов клуба в насмешку якобинцами, сами же они приняли наименование «Общества друзей конституции».

Начало переворота

Двадцать шестого июля Максимилиан Робеспьер решил приступить к настоящей битве с мятежниками. Многие историки считают этот день началом Термидорианского переворота, жернова которого без остатка перемололи якобинскую диктатуру. Робеспьер подготовил витиеватую речь, с которой и выступил в Конвенте. Он горячо обличал заговорщиков, называя государственные структуры, пораженные мятежом, а также имена нескольких лидеров оппозиционного движения. В конце своего выступления якобинец призвал уничтожить противников, что было практически единогласно поддержано депутатами. Удивительно, но все те, кто сочувствовал заговорщикам, поддавшись небывалому красноречию Робеспьера, были готовы голосовать за печать этой обличительной речи и рассылку ее во все уголки Франции. В этот момент заговор был практически обречен на провал, но ситуацию переломил Камбон. Он, нисколько не опасаясь последствий, выступил против диктатора. Это вдохновило депутатов Конвента, и они поддержали заговорщиков.

Однако в Якобинском клубе Робеспьера приняли с восторгом. Среди лозунгов стали появляться требования отправить всех мятежников на гильотину. Подобное разделение в обществе не могло продолжаться долго. Кто-то должен был нанести решительный удар.

Диктатура якобинцев и террор

См. также: Восстание 31 мая — 2 июня и Эпоха террора (Французская революция)


Жан-Поль Марат.

Максимилиан Робеспьер

2 июня 1793 года десятки тысяч вооружённых парижан и отряды национальной гвардии окружили Конвент. По требованию и под давлением восставших, депутаты Конвента приняли решение об удалении из его состава жирондистов. Многие из них были позднее арестованы, часть — казнена. Власть перешла к якобинскому клубу и к его вождям — Робеспьеру, Марату, Дантону. 13 июля 1793 года был убит Марат.

Тем временем Конвент принял в июне новую Конституцию, провозгласившую Францию республикой. Ситуация накалялась и по мере обострения положения в тылу и на фронтах, Конвент принимает в сентябре Закон о подозрительных, который предписывал брать под арест всех «подозрительных». Таковыми объявлялись «враги революции и республики, сочувствующие тирании», кого подозревали комиссары Конвента, родственники эмигрантов. В этих условиях в число «подозрительных» мог попасть каждый.

К этому моменту были арестованы последние жирондисты. Один из их вождей перед казнью произнёс знаменитые слова: «Революция… пожирает собственных детей».

Между тем террор нарастал. Тюрьмы заполнялись «подозрительными». Громкие политические процессы следовали один за другим. В октябре 1793 года казнили бывшую королеву Франции Марию-Антуанетту. Казни стали массовым явлением. Комиссары Конвента «наводили порядок» в городах Франции и в армии.

9 октября 1793 года после двухмесячной осады был взят Лион, жители которого 29 мая свергли якобинскую городскую администрацию и за это были объявлены Конвентом «врагами революции». Конвент принял декрет, по которому Лион должен был быть разрушен. Тысячи оставшихся в городе людей были расстреляны или гильотинированы.

Они дружили против Робеспьера

Террор проходил на фоне массового обнищания французов. Были недовольные политикой Робеспьера и в Конвенте. Угроза собственного ареста и уничтожения позволила всем враждующим между собой группировкам в Конвенте в течение одной ночи примириться и выступить единым фронтом против Робеспьера, который мешал и крайне «левым», и крайне «правым» в законодательном органе. Так, среди главарей-термидорианцев к «правым» относились: Жан-Ламбер Тальен, Поль Баррас. Возглавили заговор ментаньяры, сторонники казненного Дантона, жаждавшие отмщения и справедливо боящиеся за свои жизни.

Среди них выделялся Жозеф Буше, известный своими массовыми расправами над восставшими лионцами. Со стороны «левых» контрреволюционный переворот возглавили: Колло д’Эрбуа, Ж. Бийо-Варенн и Марк Вадье. И против них с обвинительной речью, правда, не называя конкретных фамилий, 27 числа выступил Робеспьер, объявляя их контрреволюционерами и коррупционерами. Все всё прекрасно поняли. Так что не только политические соображения, но и личная безопасность – существенные причины Термидорианского переворота.

Конец французской революции. Возвышение Наполеона Бонапарта.

22 августа 1795 года Национальное Собрание, которое состояло преимущественно из жирондистов, которые смогли пережить террор, утвердило новую конституцию. Согласно новой конституции была создан первый двухпалатный законодательный орган во Франции. Исполнительная власть находилась в руках пяти членов Директории . Эти члены назначались парламентом. Роялисты и якобинцы протестовали против нового режима, но эти протесты не имели успеха и были подавлены армией. Армию возглавил молодой и успешный генерал по имени Наполеон Бонапарт.

Четыре года правления Директории были пронизаны финансовыми кризисами, народным недовольством, а также неэффективностью чиновников на местах. Также политическая коррупция была главной проблемой для страны. К концу 1790-х годов должность директора обычно занимали военные для поддержания своей власти. Так же генералы на местах укрепили своё влияние. Всё это достигло своей кульминации 9 ноября 1799 года, когда разочарование в их руководстве среди фрацузского народа достигло высшей точки. Тогда Бонапарт устроил государственный переворот, и придя к власти он упразднил директорию и назначив себя “первым консулом Франции». Это событие ознаменовало конец Французской революции и начало наполеоновской эры, в которой Франция стала доминировать над большей частью континентальной Европы.

Франция накануне переворота

Удивительно, но к Термидорианскому перевороту во Франции сложилась наиболее благоприятная и спокойная обстановка за последние пять лет. В первую очередь это касалось якобинской диктатуры, которая упрочила свое положение, избавившись ото всех оппозиционных групп внутри государства. Во внешней политике также наблюдались существенные сдвиги. Армия довольно успешно показала себя в военной весенней кампании. Победами сопровождались бои на территории Испании, были открыты пути в Бельгию, а также оказано серьезное сопротивление австрийским и прусским войскам. Впервые обе стороны начали вести разговоры о мире.

Преодолела Франция и период голода. Постепенно налаживались поставки продовольствия в крупные города страны. Его поставляли страны, занявшие нейтральное отношение к ситуации во Франции. Якобинцы понимали, что необходимо налаживать связи с торговцами и промышленниками. С этой целью было немного снижено налогообложение и предоставлен ряд субсидий на развитие производства. Также поддерживало правительство и военную отрасль. Однако не стоит забывать и о проблеме социальных реформ и гарантий, которую якобинцы просто не смогли решить. Они не выполнили ни одного из своих обещаний в отношении рабочего класса, страдающего от обесценивания денег и отсутствия возможности хоть как-то отстаивать свои интересы в обществе.

Параллельно якобинское правительство пыталось полностью разрушить прежние религиозные и моральные представления французов. Постепенно вводился культ некого Верховного Существа, характеризующийся чередой праздников. Хотя многие жители страны не торопились воспринимать новые традиции, которые не имели ничего общего с прежними устоями.

Можно сказать, что к весне 1794 года в стране царила обстановка, внешне кажущаяся вполне стабильной и благополучной. Но главные проблемы общества не были решены, для этого требовались глобальные преобразования, которые можно было воплотить в рамках многогранной программы.

Новая конституция

Они уже не были революционерами, но были депутатами Конвента и относились к «цареубийцам», так как участвовали в суде над королем. В силу своих убеждений они были ярыми противниками монархии, но непримиримыми врагами революционеров. И хотя в первое время система государственных органов, созданная якобинцами, использовалась ими, постепенно она разрушалась, некоторые ее институты, как Комитет народного спасения, за ненадобностью упразднялись.

Термидорианский переворот означал отказ от революции, и чтобы уничтожить все еще существующие ассоциации с данными традициями, термидорианцы решают вернуться к конституционному строю. Но якобинская конституция, которая так никогда и не вступала в действие, их не устраивала даже с внесенными поправками. Усматривая в ней «организованную анархию», термидорианцы приступают к написанию своего основного документа, который известен в истории как Конституция III года республики.

Термидор: краткая формулировка


В истории Франции Термидорианским переворотом называют заговор, переросший в восстание 28 июля 1974 года, приведший к падению власти якобинцев. Сами французы часто говорят об этом событии как о Термидоре, что тоже является исторически верным.

Свое название мятеж получил благодаря месяцу, в который он был осуществлен. Дело в том, что в революционной Франции было введено абсолютно новое летоисчисление. Июль стали называть «термидором», и он являлся одиннадцатым по счету месяцем года. Интересно, что позже о любом контрреволюционном восстании стали говорить как о «термидоре». Даже российские революционеры использовали данную формулировку.

Делая выводы из вышесказанного, можно утверждать, что Термидорианским переворотом называют уничтожение якобинской диктатуры и переход к новому консервативному этапу, в котором часто усматривают конец революции в том виде, в каком она возникла.

Последствия восстания

В результате Термидорианского переворота к власти пришли люди, которые были не готовы бороться за идеи гуманизма и строить новую страну. Они мечтали жить спокойно и в достатке на деньги, которые сумели приобрести за годы революции. Любое упоминание о якобинцах считалось вне закона, новая власть стремилась стереть даже упоминание об этом периоде.

Сразу же после переворота Якобинский клуб был распущен, а Коммуна ликвидирована. Силами правительства в столице был наведен порядок, со всех улиц убрали мусор и вернули жителям возможность наслаждаться прогулками по городу. Парижане радовались порядку, который тщательно поддерживался, а уличное освещение полностью изменило облик французской столицы.

Заключительный этап восстания

Мятежники очень быстро взяли ситуацию под контроль. В ночь на двадцать восьмое июля они вооружили своих сторонников и представителей буржуазии. К ним присоединились некоторые военные подразделения. Было решено атаковать здание, где прятался Робеспьер и его сторонники.

Мятежникам удалось просочиться сквозь ряды защитников Неподкупного и ворваться в помещение. Кутон был скинут с лестницы, а Максимилиан Робеспьер так и не смог нажать на курок. Якобинцы были арестованы.

Двадцать восьмого июля двадцать два человека были казнены на гильотине без суда, что соответствовало декрету, который и составил когда-то Робеспьер. Удивительно, но детище уничтожило своего создателя. Страна лишилась своего лидера и вступила на новый, доселе неизведанный путь. Термидорианский переворот означал, что якобинская диктатура пала безвозвратно, а революция приняла совсем иную форму.

Термидорианский переворот: причины

Историки уже давно выявили основные причины, которые привели к заговору против якобинцев и их диктатуры:

  • изъятие хлеба у крестьян по всей стране, чтобы накормить революционеров, строящих новое государство в городах Франции;
  • установление максимума на многие товары первой необходимости, что не давало торговцам возможности заработать;
  • максимум на заработную плату не позволял рабочим зарабатывать достаточно для того, чтобы прокормить свои семьи;
  • террор против подозрительных лиц, которых могли казнить на месте без суда и следствия (буквально за один месяц было казнено более тысячи человек);
  • пренебрежение интересами буржуазии, представляющей довольно значимую прослойку общества, которая активно стремилась к власти.

Каждый пункт из данного списка служил причиной усиления народных волнений. Поэтому и создались наиболее благоприятные условия для возникновения заговора против существующей власти.

Разногласия в правительстве

Максимилиан Робеспьер

Сен-Жюст

Жорж Кутон

Революционное правительство могло надеяться оставаться у власти до тех пор, пока успешно справлялось с чрезвычайным положением в стране. Как только его политические противники были уничтожены и угроза вторжения уменьшилась, уменьшилось и значение причин, которые и держали правительство вместе. Но падение не было бы настолько внезапным и полным, если бы не другие, более конкретные и внутренние причины.

Пока Комитет оставался единым, он был практически неуязвим, но едва он достиг апогея своего могущества, как появились признаки внутреннего конфликта. Комитет общественного спасения никогда не был однородным — это был коалиционный кабинет. Люди авторитарные, с сильными убеждениями, честные и темпераментные: их целью было управление правительством, борьба и победа. Чувство опасности, совместная работа в условиях тяжелейшего кризиса сначала препятствовали личным ссорам. Теперь же пустяковые различия преувеличивались до вопросов жизни и смерти. Небольшие разногласия отчуждали их друг от друга.Карно, в частности, был раздражен критикой его планов Робеспьером и Сен-Жюстом, которые после месяцев тяжёлой работы и сверхвозбуждённые опасностью, сдерживались с трудом. Спор следовал за спором.

После казни эбертистов и дантонистов и празднования фестиваля Верховного Существа фигура Робеспьера приобрела преувеличенное значение в глазах революционной Франции. В свою очередь он не считался с чувствительностью своих коллег, что могло показаться расчётом или властолюбием. «Неподкупный» (фр. L’Incorruptible) оставался самым известным и уважаемым деятелем Революции. В действительности, у него не было особой власти в Комитете общественного спасения. Он был один из последних, кто вступил в него, не мог и не выбирал его членов и даже не являлся председателем заседаний. Всякие действия членов комитета зависели от согласия остальных. В Комитете общественного спасения он мог рассчитывать только на поддержку Сен-Жюста и Кутона (3 из 11 членов комитета) и в Комитете общественной безопасности на Давида и Леба (2 из 12). Вновь появились скрытые обвинения (со времени жирондистов) в диктатуре и накал заседаний Комитета общественного спасения достиг такого уровня, что пришлось закрывать окна и перенести место заседаний на этаж выше. Разногласия постоянно вспыхивали в Комитете общественного спасения, когда Карно назвал Робеспьера и Сен-Жюста «нелепыми диктаторами», а Колло и Бийо-Варенн делали завуалированные нападки на «Неподкупного» как нового Суллу. С конца июня до 23 июля Робеспьер перестал посещать заседания Комитета.

Причин для разногласий было достаточно. На основе декрета 27 жерминаля II года (16 апреля 1794) Комитет общественного спасения создал «Бюро полиции» (фр. bureau de surveillance administrative et de police generale) для наблюдения за чиновниками и независимое от Комитета общественной безопасности

Создание параллельных органов свидетельствовало о расхождении между правительственными комитетами и порождало недовольство второго по важности комитета. После фестиваля Верховного Существа Амар и Вадье, атеисты и дехристианизаторы, не скрывали своего раздражения

Следствием этого явился доклад от имени Комитета общественной безопасности, сделанный Вадье 27 прериаля по делу Екатерины Тео, которая, называла себя Богородицей, а Робеспьера — своим сыном. 30 жерминаля (19 апреля) Комитет дезавуировал 21 «представителя в миссии» (фр. les représentants en mission) и отозвал наиболее одиозных — Фуше, Тальена, Каррье, эксцессы которых в Лионе, Бордо и Нанте компрометировали революцию. Фуше был вызван для дачи отчёта о своей деятельности и был исключён из Якобинского клуба. Все они опасались проскрипции и пополнили число врагов Неподкупного. В Комитете Колло опасался своей ассоциации с Фуше в Лионе.

Два покушения на жизнь Робеспьера лишь способствовали усилению его значения в глазах других. 3 прериаля его хотел убить Анри Адмира. На другой день в его квартире застали молодую девушку Сесиль Рено с двумя ножами. 10 июня 1794 года (22 прериаля) по докладу Кутона, поддержанного Робеспьером, Конвент принял декрет, лишавший обвиняемых права на защиту и предусматривавший в случае нахождения виновности единственное наказание — смертную казнь. Закон 22 прериаля открыл дорогу Великому террору. В Париже с 11 июня по 27 июля было казнено 1376 человек.


С этим читают