Великая депрессия и третья мировая: чем грозит торговая война сша и китая

От обещаний к реальности

Соглашение по торговой сделке первой фазы было подписано представителями Китая и Соединенных Штатов в Вашингтоне 15 января с большой помпой. Президент США Дональд Трамп сделал всё, чтобы преподать это не столько как перемирие и компромисс, сколько в качестве собственной победы над Пекином. Тогда в обмен на обязательство Вашингтона отыграть назад с ранее повышенными тарифами на товары из КНР на сумму $120 млрд китайцы взяли на себя обещание импортировать различные американские товары и услуги в течение следующих двух лет на общую сумму, которая «превысит ежегодный уровень импорта этих товаров и услуг Китаем в 2017 году не менее чем на $200 млрд».


Однако многие эксперты уже тогда сомневались, что КНР будет по силам столь существенно нарастить закупки за океаном. Пандемия коронавируса, притормозившая торгово-экономическую активность по всему миру, усилила скепсис. На фоне весеннего снижения объема китайских закупок в начале мая Дональд Трамп даже заявил: он «разрывается» по поводу того, не стоит ли прекратить действие этой сделки с Пекином. Намеки на то что и Китаю было бы выгодно аннулировать нынешний торговый пакт и провести переговоры о новом соглашении — более реалистичном и отвечающим интересам КНР, — стали звучать и из Китая. Тем не менее соглашение осталось на плаву.

Китай_1

15 августа, полгода спустя после подписания, экономический советник Белого дома Ларри Кудлоу и китайский вице-премьер Лю Хэ намерены подвести промежуточные итоги торговой сделки первой фазы. А они на первый взгляд неутешительны.

Согласно подсчетам Института международной экономики Петерсона, до конца 2020-го Китай по условиям сделки должен закупить в США товаров на сумму $142,7 млрд. Между тем за первые шесть месяцев года китайский импорт продукции из-за океана лишь немного превысил $33 млрд. Таможенная статистика КНР использует другие методы подсчета, и цифры разнятся, но и они указывают, что пока обязательства перед США выполнены менее чем на четверть.

Исключение из правил

На общем враждебном фоне и с учетом невыполнения КНР в полной мере своих торговых обязательств в рамках сделки, несмотря на объективные предпосылки, можно было бы предложить, что Вашингтон накажет Пекин новым повышением тарифов на импорт китайских товаров.

Однако за несколько дней до субботней сверки часов Ларри Кудроу заявил, что с торговой сделкой первой фазы «сейчас всё в порядке». И с большой долей вероятности Вашингтон будет придерживаться этой линии и в ближайшем будущем. Пусть и не по соображениям доброй воли, а скорее исходя из понимания невыгодности обострения торговых отношений с Китаем для американской экономики.

Китай_2

— США постараются и дальше подталкивать КНР к максимальному выполнению торговой сделки первой фазы или, по крайней мере, к увеличению закупок американской сельхозпродукции настолько, насколько это возможно. В интересах Штатов в нынешней сложной экономической ситуации продать столько товаров, сколько Китай может купить, а не наказывать его за невыполнение всех условий первой фазы торговой сделки. Я не думаю, что мы увидим возобновление американо-китайской торговой войны, по крайней мере в настоящее время, — сказал «Известиям» профессор международных отношений из Университета Северной Каролины Клаус Ларрес.

В прошлом году, еще до пандемии коронавируса, эксперты Bloomberg Economics подсчитали, что к концу 2020 года торговая война с Китаем обойдется экономике США в $316 млрд. А недавнее исследование Федерального резервного банка Нью-Йорка и Колумбийского университета показало: в результате американских тарифов, введенных на импорт из Китая, компании США потеряли по меньшей мере $1,7 трлн в цене своих акций. И, разумеется, новые тарифные бои еще больше бы ударили не только по китайским экспортерам, но и по американским импортерам.

Как пояснил «Известиям» заведующий кафедрой международного бизнеса Центра стратегических и международных исследований Уильям Алан Рейнш, в недалеком прошлом в течение 15 лет возглавлявший Национальный совет США по внешней торговле, пока преждевременно предполагать, что Китай наверняка не «доберет» обещанные объемы закупок.

Китай_4

— Я не ожидаю каких-либо действий со стороны США в отношении этой сделки до наших выборов в ноябре. Это (разрыв соглашения) было бы равносильно признанию неудачи, — пояснил он. — А что может произойти после наших выборов, предсказать трудно — как вы знаете, Трампа вообще трудно предсказать. Но президент твердо верит в способность тарифов заставлять другие страны делать то, что хочет США, несмотря на множество свидетельств того, что это не очень хорошо работает.

Окончательная судьба торговой сделки первой фазы между США и Китаем таким образом прояснится к концу года — тогда станет понятнее не только то, насколько Пекин выполняет свои обязательства по закупкам, но и то, кто окажется президентом США, который, по замечанию Уильяма Рейнша, «может быть или не быть Дональдом Трампом».

От вражды к дружбе

За последние полвека США и КНР прошли путь от полного отчуждения до тесного сотрудничества, напоминают эксперты.

В течение трёх десятилетий после образования Китайской Народной Республики в 1949 году между Пекином и Вашингтоном не было дипломатических отношений. Две страны крайне антагонистически относились друг к другу, в том числе из-за идеологических разногласий.

Важным шагом на пути к нормализации отношений стал визит в КНР президента США Ричарда Никсона в 1972 году. Это была первая в истории поездка американского лидера в коммунистический Китай. Несмотря на то что переговоры Мао Цзэдуна и Ричарда Никсона не привели тогда на практике к каким-то серьёзным последствиям, они стали важным сигналом, свидетельствовавшим о развороте американской политики в отношении КНР.

  • Мао Цзэдун и Ричард Никсон
  • AFP

Как отмечают эксперты, оживлению американо-китайских контактов поспособствовал тот факт, что между КНР и СССР в те годы отношения были довольно натянутыми. По словам аналитиков, одной из целей Никсона было углубить эти разногласия и использовать контакты с Пекином в качестве рычага давления на Москву.

«Никсон понял, что для укрепления пошатнувшегося положения США в противостоянии с СССР ему нужен потенциальный союзник на другом континенте. К тому моменту у Китая с СССР отношения были испорчены, в том числе из-за пограничных конфликтов, а также из-за того, что Пекин перестал довольствоваться ролью младшего брата Москвы. Конфликт Китая с СССР в США восприняли как знак того, что КНР в принципе готова наладить отношения с Западом в обмен на инвестиции и технологии», — рассказал в интервью RT политолог-американист Михаил Синельников-Оришак.

Прорыв в отношениях между США и КНР наступил в 1979 году, когда хозяином Белого дома был Джимми Картер, а Китаем после смерти Мао фактически руководил Дэн Сяопин, объявивший курс на реформы. В 1979 году США наконец-то признали коммунистическое правительство КНР в качестве единственного легитимного в стране.

Изменение статуса двусторонних отношений было закреплено в ходе визита Дэн Сяопина в США — первой в истории поездки лидера коммунистического Китая в Америку.

Реформы Дэн Сяопина, в том числе создание особых экономических зон, открыли путь в страну для иностранных инвестиций. Радикальные изменения в системе хозяйствования позволили Китаю в 2010 году занять второе место после США в списке самых крупных экономик мира.

  • Дэн Сяопин и Джимми Картер

Стремительно увеличился и товарооборот между Китаем и США. С 1980 по 2004 год он вырос более чем в 40 раз: с $5 млрд до $231 млрд. В результате КНР в 2006 году заняла второе место после Канады в списке главных экономических партнёров США, а через несколько лет возглавила этот рейтинг.

В 2008 году Китай стал также самым крупным держателем долговых обязательств США, вложив в них около $600 млрд.

При этом в торговле двух стран существовал серьёзный дисбаланс в пользу КНР: США закупали в Китае гораздо больше, чем продавали ему. По данным американских властей, торговый дефицит в 2018 году составил $419,2 млрд.  

Всеобщий проигрыш

Вряд ли эффективной будет и попытка США расследовать действия властей КНР в начале эпидемии.

— Китай — независимая и суверенная страна. Она просто не будет участвовать в таком судебном процессе, — сказал «Известиям» эксперт кафедры восточноазиатской политики Колледжа гуманитарных и социальных наук Университета Хьюстон-Даунтаун Питер Ли.

Китай_США

Он сослался на случай с иском Филиппин против Китая в Международном трибунале по морскому праву, решение которого Пекин попросту проигнорировал. Пустой тратой времени эксперт счел и иск против Китая о возмещении ущерба.

— Это помогает отвлечь внимание от эксплуатации дикой природы, ставшей причиной пандемии, и от неспособности Дональда Трампа отреагировать на кризис. И такой иск не поможет сделать мир безопаснее, а, наоборот, подвергнет его еще большей опасности, — заметил Питер Ли

По мнению эксперта, судясь с Китаем за ущерб от пандемии, США создают опасный прецедент: по той же логике многие в мире могут задуматься об исках с требованием возмещения ущерба, причиненного американским банковским крахом в 2008 году, который вызвал глобальный финансовый кризис.

— Должны ли европейские страны просить Россию о возмещении ущерба от последствий чернобыльской катастрофы? Страны Ближнего Востока имеют веские основания просить у Штатов компенсации за бедствия, вызванные их вторжением в Ирак, — подкрепил эксперт примерами абсурдность претензий США.

Впрочем, главная проблема в том, что конфликт двух мировых держав не сойдет на нет сам собой. Как напомнил «Известиям» директор Центра военно-политического анализа в Институте Хадсона Ричард Вайц, беспокойство по поводу Китая нарастало в обеих политических партиях Америки в течение нескольких лет. Оно было связано как с недобросовестной торговой практикой Пекина и предполагаемым хищением интеллектуальной собственности, так и с его напористыми территориальными претензиями в отношении соседних территорий и наращиванием военного потенциала, а также с политикой КНР в отношении Тайваня, Гонконга и Синьцзяна.

— Шаги по противодействию этим китайским практикам будут продолжаться независимо от того, какая политическая партия контролирует конгресс и президента. Они могут включать в себя дополнительные экономические контрмеры, такие как тарифы и контроль за инвестициями, военное подкрепление США в Азиатско-Тихоокеанском регионе и стратегии противодействия дезинформации, — резюмировал Ричард Вайц.

При этом не выиграет от противостояния ни одна из сторон. «Несмотря на все усилия идейных борцов в Пекине и Вашингтоне, неприятная правда в том, что и Китай, и Соединенные Штаты, скорее всего, выйдут из этого кризиса значительно ослабленными», — обозначил на днях общемировые мрачные ожидания бывший премьер-министр Австралии Кевин Радд.

Американские потери

В отличие от США китайские официальные лица никогда особо не грешили излишне агрессивной риторикой. Комментируя заявление Трампа, официальный представитель МИД КНР Гэн Шуан отметил лишь, что угрозы повысить тарифы не новы и не сбивают настрой Пекина продолжать дискуссию. 9 мая в Вашингтон прибыл главный китайский переговорщик вице-премьер Лю Хэ, хотя еще в понедельник ходили упорные слухи, что его визит будет на фоне угроз Трампа отменен.

Китайские СМИ дружно выступили в духе «Ну и подумаешь!». «Рынок Китая динамичен, а его экономика растет, страна также расширяет свои торгово-экономические партнерства по всему миру», — сообщила, в частности, «Жэньминь жибао» в редакционной колонке, подписанной именем Чжуншэнь (эти два иероглифа означают «китайский голос»).

В КНР сразу предупреждали, что победителей в войне быть не может, стараясь внушить всему миру мысль, что потери США окажутся сопоставимы, а то и больше Китая. Часть американских экспертов с этим, к слову, соглашалась. В конце года команда экономистов из Нью-Йоркского Федерального резерва и Принстонского и Колумбийского университетов подсчитала: из-за значительных изменений в цепочке поставок и сокращения доступности импортируемых товаров (что сопровождалось ростом цен на внутреннем рынке) тарифная война Вашингтона с торговыми партнерами обходилась американским компаниям и потребителям в 2018 году в $4,4 млрд ежемесячно.

Китай_США_2

Вице-премьер КНР Лю Хэ во время своего визита в CША. 1 февраля 2019 года

Фото: Global Look Press/Oliver Contreras

Где-то американские производители сумели быстро переориентироваться — например, после ответного повышения Китаем тарифов на импорт сои из США американцы более чем на 100% нарастили экспорт сои в Европу. Но в ряде специфических отраслей всё оказалось не так просто. Как заявил на днях президент Американского химического совета Кэл Дули, невзирая на повышение тарифов, в 2018 году США продолжали наращивать закупку химических продуктов из Китая, потому что многие из них представлены только на рынке КНР.

Потери Китая от торговых трений тоже были, но отчасти они оказались сглажены набором стимулирующих мер, вроде снижения налогов. Кроме того, выручило и растущее внутреннее потребление. На него с 2015 года в среднем приходилось около 60% ВВП. Помимо того что КНР на сегодняшний день выбилась в лидеры мировой розничной онлайн-торговли, на страну приходится более 30% мирового потребления предметов роскоши, автомобилей, бытовой техники, мобильных телефонов и спиртных напитков.

По всем фронтам

Внесение в конгресс США на этой неделе законопроекта о санкциях против КНР под названием «Об ответственности за COVID-19» вряд ли стало громом среди ясного неба. Его автор сенатор-республиканец Линдси Грэм предлагал наказать Китай рестрикциями как «крупнейшее государство — спонсор пандемии» еще в середине апреля. И, собственно, просто перешел от слов к делу, предложив наделить президента полномочиями ввести ограничения против Китая (включая заморозку активов, аннулирование виз и запрет на IPO его компаний в США), если Пекин откажется от сотрудничества в расследовании происхождения коронавируса, не подтвердит закрытие всех рынков диких животных в стране и заодно не освободит политических заключенных в Гонконге.

14 мая сенат США одобрил другой антикитайский акт, посвященный правам человека в Синьцзяне. Это законопроект, поддержанный палатой представителей еще в декабре, позволит вводить санкции против чиновников КНР, ответственных, по мнению американцев, за организацию трудовых лагерей в специальном Синьцзян-Уйгурском административном районе КНР. К слову, американцам оказалась небезразлична и судьба еще одного китайского района — Тибета. На подходе законопроект, прописывающий поддержку США независимым выборам следующего Далай-ламы силами тибетской буддистской общины без вмешательства в процесс властей КНР.

Китай_США


Сенатор Линдси Грэм выступает перед представителями СМИ

Фото: Global Look Press/Rod Lamkey/CNP/AdMedia

Активизировались на китайском фронте не только законодатели, но и представители американского разведсообщества и силовых структур. 13 мая министерство внутренней безопасности США и ФБР опубликовали предупреждение, что Китай может начать кибератаки на сайты американских исследовательских институтов и фармацевтических компаний для кражи данных, связанных с вакцинами от коронавируса. А Пентагон вновь напомнил об экспансии Китая в Южно-Китайском море, пообещав к концу месяца вернуть в регион свой авианосец «Теодор Рузвельт», выведенный временно из строя эпидемией.

Апофеозом же всей антикитайской кампании стало последнее выступление Дональда Трампа. 14 мая в интервью Fox Business news глава Белого дома отметил свое разочарование неспособностью КНР сдержать эпидемию, добавив, что США «могли бы полностью разорвать отношения» с Пекином.

Коса на камень

Детали переговоров между китайцами и американцами — а прошло уже 10 раундов — держались в секрете. Но, судя по всему, Пекин пошел на ряд уступок — как в сфере защиты интеллектуальной собственности, так и в вопросе трансфера технологий, пообещав пересмотреть эту принудительную для иностранцев практику. И, кроме того, обязался закупать больше американских товаров для выправления торгового дисбаланса.

Китай_США_3

Вид на глубоководный морской грузовой порт Яншань в Шанхае

Фото: Global Look Press/Ding Ting

В то же время Китай не прогнулся под требования США фундаментальным образом изменить промышленную политику и свернуть дотации своим предприятиям. В конце апреля агентство Reuters со ссылкой на свои источники даже писало, что невозможность добиться выполнения этого пункта от Пекина осознали в итоге и сами американские переговорщики. И якобы решили снять требование об отказе КНР от господдержки своих предприятий, чтобы переговоры не зашли в тупик.

Но, по слухам, это не устроило американских «ястребов», продавивших более жесткую линию в отношении Пекина. В то время как и уже обещанные уступки с китайской стороны показались излишними председателю Си, по настоянию которого кое-какие ранее согласованные вещи были в итоге убраны из черновика соглашения.

Наихудший сценарий

Хотя экономисты считают, что новые тарифы Трампа могут привести лишь к небольшому сокращению экономического роста в США, более широкая борьба может оказаться разрушительной и может даже столкнуть экономику США в рецессию.

Борьба между США и Китаем также может затронуть более широкие территории, поскольку многие страны полагаются на экспорт в Китай. Например, чуть менее 19% от общего объема ВВП Австралии в 2017 г. было получено за счет экспорта товаров и услуг: треть этого экспорта была отправлена в Китай.

Большая часть экспорта Австралии — это сырьевые товары, некоторые из которых перерабатываются в готовые изделия и отправляются в США. Это означает, что Австралия и другие торговые партнеры Китая могут оказаться на перепутье, а это выведет конфликт на глобальный уровень.

5 марта генеральный директор ВТО Роберту Азеведу предупредил, что длительный путь протекционизма может иметь глобальные последствия.

На данный момент не видно конца этому процессу. Фактически Трамп обещал нанести еще больше ударов в ближайшем будущем.

«Аннексии» Гонконга не было и не могло быть

Не удивительно, что обостряются отношения КНР с США, которые «в агонии совершают совершенно немыслимые действия», продолжил он.

Например, как можно объявлять об «аннексии» Гонконга, когда Маргарет Тэтчер и Дэн Сяопин подписали договор о передаче под юрисдикцию КНР этого города в 1997 году. Это, кстати, должно было пройти автоматически, так как в 1898 году Великобритания взяла у Китая Гонконг в аренду на 99 лет, заметил китаевед.

Сергей Санакоев добавил, что за более чем 20 лет вместе с Китаем Гонконг преобразился: построен тоннель под проливом Виктория, «фантастический» мост между Гонконгом и Макао, действует свободная экономическая зона, которая помогла Гонконгу стать мировым финансовым и торговым центром, и вдруг США говорят об его «аннексии».

«Покупай американское, нанимай американцев»

Важно отметить, что начавшаяся эпоха торговых войн США со всем миром является логичным компонентом нового экономического курса в США, или так называемой «Трампономики». В наиболее общем плане она характеризуется принципами «Сделаем Америку снова великой», а также «Покупай американское, нанимай американцев»

В экономической плоскости эти политические посылы находят отражение в ряде логичных протекционистских и стимулирующих мер.

Очевидно, что самым простым и быстрым способом защиты внутреннего рынка и стимулирования экспорта стало бы ослабление национальной валюты. Но для Соединенных Штатов это неприемлемо по причине того, что доллар США все еще играет роль средства международных расчетов и основной мировой резервной валюты. Подобный сценарий означал бы снижение привлекательности номинированных в долларах акций и облигаций североамериканских компаний, а также долговых обязательств правительства США. Это само по себе могло бы стать очень серьезным ударом по финансовому сектору страны и по ее гражданам. Поэтому Дональд Трамп ценой немалых политических усилий пока что сумел добиться лишь понижения процентной ставки ФРС с 2,50% до 1,75% во второй половине 2019 года.

Более подходящим для США методом стимулирования внутреннего производства и улучшения дефицитного торгового баланса представляется установка заградительных импортных пошлин для иностранных товаров. Первой крупной жертвой этого механизма и стал Китай. Как мы видим, подобная мера экономического давления на внешнеторговых партнеров оказалась вполне эффективной. Кроме того, она позволила решить ряд попутных вопросов, которые не имеют прямого отношения к разнице внешних и внутренних цен на товары. Надо признать, что недавние уступки Китая в части соблюдения патентных прав и защиты интеллектуальной собственности являются серьезным успехом для американской стороны.

Секретный псевдо-конструктив

Встреча на Гавайях между высокопоставленными представителями китайского правительства и американской администрации, растянувшаяся на семь часов, проходила в условиях практически секретных. СМИ узнали и сообщили про планы переговоров Майка Помпео и Яна Цзечиза за неделю до ее начала. Официальные же лица с обеих сторон сухо проинформировали общественность о ней лишь по ее завершении (в Москве на тот момент было утро четверга), не вдаваясь в особые детали.


Госдеп США одной строкой в Twitter просто сообщил, что Помпео и Ян встретились в Гонолулу «для обмена мнениями по американо-китайским отношениям». Официальное агентство «Синьхуа» добавило, что стороны обсудили также «широкий круг региональных и международных вопросов», отметив, что диалог вышел «конструктивным». Впрочем, с учетом нынешнего состояния китайско-американских отношений и обрывочных сведений о нынешних переговорах это скорее стало хорошей миной при плохой игре.

китай

Ян Цзечи и Майк Помпео во время встречи в Вашингтоне, 9 ноября 2018 года

Фото: REUTERS/Leah Millis

Вдобавок к давно обозначившемуся и лишь нарастающему стратегическому соперничеству двух стран в последние месяцы прибавились баталии вокруг пандемии коронавируса: США прямо и открыто обвинили китайские власти в сокрытии информации о появлении COVID-19. В середине мая президент США Дональд Трамп даже заявил о возможности полностью разорвать отношения с Пекином по причине его нетранспарентности в вопросе происхождения вируса.

Планы Китая по принятию закона о национальной безопасности в Гонконге стали поводом для новых баталий с Западом. Сочтя этот законопроект прямым путем к нарушению свобод в специальном автономном районе Китая, американцы заявили о намерении лишить Гонконг статуса преференциального торгового партнера США. И пока Ян и Помпео встречались на Гавайях, министры иностранных дел «большой семерки», включая госсекретаря США, выпустили совместный призыв к властям КНР отказаться от имплементации противоречивого закона. Но судя по тому, что 18 июня китайский парламент собрался для финализации деталей закона о нацбезопасности, никаких разворотов тут быть не может.

Показательным штрихом общей мрачной картины двусторонних отношений стало и подписание Дональдом Трампом закона о санкциях против китайских чиновников, ответственных, по мнению США, за массовые нарушения прав человека в другом китайском автономном районе — Синьцзяне. Свою подпись глава Белого дома поставил как раз в тот момент, когда китайские и американские переговорщики «конструктивно» обменивались мнениями на Гавайях.

Последствия для России

Пока что торговые ограничения, которые США вводят в отношении КНР, не несут для России критических рисков, полагает руководитель азиатской программы Московского центра Карнеги Александр Габуев. Однако то, как противостояние двух стран может повлиять на Россию и мировую экономику, зависит от того, насколько далеко зайдут конфликтующие стороны.

«Это зависит от того, насколько дальше пойдут страны и остановятся ли они на тех пошлинах, о которых сейчас объявили, или начнется торговая война всех против всех. Ну и насколько это подорвет темпы роста китайской экономики. Если пошлины ударят по экспортным секторам — насколько снизится спрос и цена на основные товары российского экспорта, углеводороды и металлы», — отмечает Габуев.

Первый вице-премьер, министр финансов РФ Антон Силуанов ранее заявлял, что если торговая война США и Китая и окажет влияние на Россию, то оно будет косвенным и незначительным: «Это скажется на мировых темпах экономического роста, и косвенно, конечно, окажет влияние на все страны, в том числе, возможно, и на Россию. Но мы в меньшей степени сейчас зависим от внешних факторов, создали себе необходимые буферы».

С таким мнением соглашается директор по анализу финансовых рынков и макроэкономики УК «Альфа-капитал» Владимир Брагин: «Косвенно, собственно говоря, через общее состояние глобальной экономики».

В то же время торговое противостояние Китая и США предполагает появление новых возможностей для китайских и российских компаний. Например, китайские пошлины в отношении американского импорта предоставит хорошие возможности для входа российской продукции на рынок КНР, говорил ТАСС генеральный секретарь Китайской ассоциации по развитию предприятий за рубежом Хэ Чжэньвэй. По его словам, российские компании, находящиеся под санкциями США, смогут найти спрос на свою продукцию в Китае.

«Например, «Русал» попал под американские санкции и теперь не может поставлять свою продукцию на привычные для него рынки США и Европы. Что же делать с поставками? Их можно направить на рынок Китая: здесь алюминий может быть переработан, скажем, при производстве электромобилей, и в качестве конечной продукции может быть поставлен в Японию, Африку или Южную Корею», — предлагает Хэ Чжэньвэй.

По оценке эксперта клуба «Валдай», профессора Санкт-Петербургского государственного университета и Ляонинского университета (КНР) Станислава Ткаченко, прямого воздействия на Россию торговая война Китая и США, скорее всего, не окажет, зато создаст дополнительные возможности для роста взаимной российско-китайской торговли. «Наша торговля и так растет достаточно бурными темпами — в прошлом году, по-моему, было $84 млрд. Обострение торговой войны между Китаем и США делает перспективы роста нашей взаимной торговли до $200 млрд уже в 2021 году вполне реальными», — полагает Ткаченко.

Чем крыть будут

Китайские официальные лица по традиции воздержались от встречных угроз. На последней пресс-конференции представитель МИД КНР Чжао Лицзянь призвал США прекратить «клеветать на Китай и дискредитировать страну» и «играть в эту бессмысленную игру обвинений». Говорить о вероятных ответных санкциях он не стал. Не ответили на этот вопрос «Известиям» и в китайском МИДе.

Зато в удовольствии порассуждать о возможном наказании США не отказала себе китайская пресса. Газета Global Times, давно играющая роль неофициального рупора властей, сообщила, что по меньшей мере четыре законодателя конгресса США и две организации будут включены в санкционный список Китая в отместку за судебные иски, которые американцы подали против Пекина в суд за ущерб, причиненный им коронавирусом. Газета даже назвала некоторых адресатов поименно. Так, санкции коснутся сенатора от штата Миссури Джоша Хоули, сенатора от Арканзаса Тома Коттона и конгрессмена из Техаса Дэна Креншоу, а также генпрокурора Миссури Эрика Шмидта, первым подавшего иск против КНР.

Китай_США

— Я не знаю ни одного случая, когда Китай наказывал бы отдельных лиц. Инструментарий страны лучше подходит для наказания компаний или государств, но не отдельных людей, — поспорила с этим в беседе с «Известиями» директор China Power Project в Центре стратегических и международных исследований в Вашингтоне Бонни Глейзер. — В случае с конкретной страной китайцы могли бы просто сократить свой импорт продукции оттуда или обмены, выгодные этой стране.

В прошлом Китай именно так и поступал. Когда Сеул разместил у себя американскую систему ПРО THAAD, китайцам просто посоветовали отказаться от турпоездок в Корею и бойкотировать южнокорейские продукты, что тут же сказалось на экономике РК. Тот же маневр Пекин провернул на днях и с Австралией вслед за призывом Канберры провести независимое расследование причин возникновения пандемии коронавируса. Сначала появились предположения, что на фоне недружественных действий патриотичные граждане КНР начнут бойкотировать продукцию из Австралии, а затем Пекин «по техническим причинам» запретил импорт австралийской говядины и ячменя.

Не исключено, что похожая история может случиться с американским штатом Миссури, чьи политики сейчас особо стараются на антикитайском фронте. КНР, куда Миссури в 2019 году экспортировала товаров и услуг на $1,1 млрд и $775 млн соответственно, — для штата третий важнейший рынок сбыта. Неслучайно именно его чаще всего упоминают сейчас китайские СМИ в контексте ответных мер.

Вместе с тем опосредованный удар по торговле с одним штатом может поставить под вопрос жизнеспособность всей торговой сделки США и Китая, достигнутой большими усилиями в январе. Но как заверяли на днях «Известия» многие китайские и американские эксперты, ни Пекин, ни Вашингтон не рискнут пойти на односторонний разрыв этого соглашения, вопреки намекам на обратное и невзирая на ожесточенные политические баталии.


С этим читают