Вяземская оборонительная операция и её значение в великой отечественной войне

Ход операции

Воины 20-й армии ведут бой западнее Дорогобужа. 1 сентября 1941

Утром 2 октября 1941 года основные силы группы армий «Центр» перешли в наступление на направлениях главных ударов Духовщина, Вязьма — силами 9-й армии с 3-й танковой группой по всему фронту 30-й армии и на участке 244-й сд 19-й армии Западного фронта, Рославль, Вязьма — силами 4-й армии с 4-й танковой группой в полосе обороны 43-й армии Резервного фронта. В первый же день операции противнику удалось прорвать оборону советских войск на духовщинском и рославльском направлениях и вклиниться на глубину от 15 до 30 км. К исходу дня дивизии 4-й танковой группы нанесли удар по второму эшелону Резервного фронта — 33-й армии. Немецкая авиация нанесла два воздушных удара по штабу Западного фронта, что привело к частичной потере управления войсками.

3 октября глубина продвижения немецких войск в полосе Западного фронта составила до 50 км, Резервного — до 80 км. Командованием Западного фронта для ликвидации прорыва противника в полосе 30-й армии была создана оперативная группа Болдина (152-я стрелковая дивизия, 101-я мотострелковая дивизия, 126-я, 128-я, 143-я и 147-я танковые бригады, 10-й гмп). Контрудар, нанесённый 3—5 октября в районе Холм-Жирковский по наступающим соединениям немецкой 3-й танковой группы (41-й и 56-й моторизованные корпуса), был отражён и требуемых результатов не достиг.

4 октября на рославльском направлении немецкая 4-я армия с 4-й танковой группой, тесня соединения и части 43-й и 33-й армии Резервного фронта, вышли на рубеж Ельня — Спас-Деменск — Мосальск. К исходу 4 октября противник глубоко охватил группировку из 19-й, 16-й, 20-й армий Западного фронта и 32-й, 24-й и 43-й армий Резервного фронта. Создалась реальная угроза выхода танковых частей противника в район Вязьмы с севера и юга.

5 октября Ставка Верховного Главнокомандования утвердила решение командующего войсками Западного фронта об отводе войск на Ржевско-Вяземский оборонительный рубеж, переподчинив 31-ю и 32-ю армии Западному фронту.

6 октября советским командованием был отдан приказ об отходе. Однако отвод войск в условиях ожесточённых боёв и частичной потери управления осуществить не удалось. Успело отойти управление 16-й армии, передавшее войска 20-й и 19-й армиям, с задачей организации обороны в районе Вязьмы.

7 октября противник силами 56-го моторизованного корпуса 3-й танковой группы с севера, 46-го и 40-го моторизованных корпусов 4-й танковой группы с юга и востока прорвался к Вязьме и окружил 19 стрелковых дивизий, четыре танковые бригады 19-й, 20-й, 24-й, 32-й армий и группы Болдина, образовавших так называемый Вяземский котёл.

Окружённые войска вели в районе Вязьмы упорные бои до 13 октября, сковав значительные силы противника. Часть их, 12 октября прорвав фронт окружения, с боями вышла на Можайскую линию обороны. Правое крыло Западного фронта (22-я, 29-я и 31-я армии) к 10 октября заняло рубеж Осташков — Ельцы — Сычёвка, передав на Можайскую линию обороны семь дивизий.

10 октября войска Западного и Резервного фронтов, не попавшие в окружение, были объединены в один Западный фронт под руководством вновь назначенного командующего Жукова Г. К.


Ход боев

Войска Конева нанесли удар 8 января. Западный фронт, невзирая на начавшуюся сильную метель, пришел в движение через два дня. Фактически, армии почти без передышки продолжили наступление, начатое еще 5 декабря 1941 года.

15 января фон Клюге добился от Гитлера разрешения «сократить линию фронта».

К 22 января, когда 19-я стрелковая дивизия генерал-майора Дронова взяла последний занятый немцами населенный пункт на территории Московской области, деревню Уваровку, советские войска продвинулись на 80-100 километров.

Затем темпы наступления снизились до двух километров в день, а к началу февраля упали до нуля.

Сказывались физическая и моральная усталость, разрушение в ходе предыдущих боев железных дорог, плохая погода, нехватка техники и боеприпасов. Жукову приходилось лично выбивать в Ставке чуть ли не каждый пулемет.

«Катюши» были вообще сняты с передовой из-за отсутствия зарядов.

«На паек выдавались сухари, в приварок шла конина. Было холодно и голодно», — вспоминал будущий генерал армии, а тогда лейтенант 32-й стрелковой дивизии Иван Третьяк.

При этом 20 января Сталин, будучи уверен, что противник при последнем издыхании, перебросил в Ленинградскую область 1-ю ударную армию Западного фронта.

Противник тоже был измотан. В начале января 1942 года во многих пехотных батальонах насчитывалось по 90-100 человек, в батареях по 1-2 орудия, в танковых дивизиях по 10-14 танков.

Командующий 4-й армией Кюблер 31 января доносил, что «соединения перенапряжены и душевно истощены, у солдат и офицеров отмечаются нервные припадки».


Но германское командование отбивалось умело, истощая противника.

Сплошной линии фронта не было. Немецкая оборона представляла собой систему отдельных опорных пунктов и небольших гарнизонов, перекрывавших пути движения советских войск и узлы дорог. Подходы к деревням и поселкам прикрывались минными полями.

На руку обороняющимся действовал глубокий снег.

Советские командиры вместо маневрирования и поиска слабых мест, не считаясь с потерями, штурмовали укрепленные позиции.

Гитлер передал фон Клюге восемь дивизий с других участков Восточного фронта и четыре дивизии из Франции и заменил командующих армиями Кюблера и Штрауса более энергичными Хайнрици и Моделем.

Последний заработал за Ржевскую битву дубовые листья к Железному кресту и прозвище «пожарный для безнадежных ситуаций», а впоследствии возглавил всю группу «Центр».

К началу февраля советское наступление выдохлось, стало ясно, что Ржев и Вязьму не взять, и кольцо окружения не сомкнуть. Однако бойня длилась еще полтора месяца.

В отдельные моменты между войсками Жукова и Конева оставалось всего 50 километров, затем немцы снова расширяли коридор.

Последняя безуспешная попытка массированной атаки была предпринята 14 апреля.

20 апреля Ставка приказала Западному и Калининскому фронтам перейти к обороне.

В тот день начальник германского генштаба Франц Гальдер записал в своем знаменитом «Военном дневнике»: «Обстановка поразительно спокойная».


Западный и Калининский фронты потеряли убитыми, пропавшими без вести и ранеными 776889 человек, 957 танков, 550 самолетов, 7296 орудий.

Последний за два с половиной месяца сменился целиком: к началу операции в его соединениях насчитывались 346100 человек а потери составили 341227. Еще 61 тысячу убитых и раненых добавили войска Брянского фронта.

Вермахт потерял, по советским данным, 331438 военнослужащих. Согласно германским источникам, потери убитыми, ранеными и пропавшими без вести на всем Восточном фронте с 5 января по 25 апреля составили 318 тысяч.

Захоронения советских военнопленных

Советские воины и добровольцы-ополченцы из Москвы, попавшие в плен в ходе операции, содержались в немецком пересыльном лагере дулаг № 184 в Вязьме. Смертность в лагере доходила до 300 человек в день.

На территории лагеря находилось 40 рвов размером 4х100 метров, по площади равным примерно четырём футбольным полям, в которых захоронено, по разным данным, от 70 до 80 тысяч человек. По состоянию на 2009 год на захоронениях погибших размещаются огороды, гаражи, машиностроительное предприятие и местный мясокомбинат, в здании которого лагерь и располагался. Могилы десятков тысяч погибших, расположенные на территории предприятия «Вяземский мясокомбинат», по состоянию на июль 2009 год, никак не обозначены.

Вяземский Котел

Вяземский котел – трагедия, о которой забыть невозможно, ведь она унесла сотни тысяч жизней солдат Красной армии. Об этой странице в истории нашей страны написано немало, всем известна была цель «Барбаросы» и это же, конечно, была Москва. Причем, немцам уже надоело терять драгоценное время, поэтому и был разработан план разгрома советских войск в направлении Москвы и прежде всего, целью были войска Западного направления, которые должны были быть разбиты путем двойного окружения в районе Вязьмы.

Вяземский котел 1941 года

«Тайфун». Именно так была названа операция, которая была проведена немцами и которая позволила немецкой группе армии «Центр» прорвать оборону наших войск и окружить в районе Вязьмы четыре армии, а это 37 дивизий, 31 артиллерийский полк, 9 танковых бригад. Но, наши бойцы не сдавались. Даже, видя преимущество немецких войск, безысходность ситуации, они продолжали, раненные, голодные, сражаться, лишь бы не дать фашистам прорваться к Москве, лишь бы задержать противника, позволив остальным войскам укрепить оборону.Тогда Красная армия понесла огромные потери и прежде всего – это человеческие жизни, вот только о настоящих цифрах долго замалчивали, об этой странице в истории говорили мало и очень кратко, занижая потери. Но цифры невозможно скрыть и факты остаются фактами, а они говорят, что в Вяземском котле погибла значительная часть наших солдат а это около шестисот тысяч человек. До сих пор под Вязьмой поисковики находят заросшие травой боевые машины, захоронения, тела погибших, которые сложно распознать. До сих пор там не вспахивают поля, потому что они покрыты человеческими костями. Что обиднее всего, в советское время на месте трагедии не было установлено ни одного памятника, посвященного героям, людям, которые отдали свои жизни и лишь в 2005 году возле Богородицкого села был открыт большой мемориальный комплекс.Оценить всю масштабность трагедии Вяземского котла сложно оценить. Карта сражения передает лишь самую малость масштабов охвата территории сражения и сотен тысяч человеческих судеб.

Вяземский котел карта

Да, о трагедии, о Вяземском котле уже сказано и будет еще сказано немало. Еще будет написано множество работ, будет много споров и дискуссий ,во время которых одни будут говорить о подвиге красной армии, которая сумела задержать немцев в октябре 41-го на две недели и своим подвигом спасла Москву, а другие же будут говорить о позоре, ведь за столь короткое время немцам удалось уничтожить значительное количество наших сил, а кто-то скажет, что жертвы были напрасны и бессмысленны.Но, как бы то ни было, правда будет одна, Вяземский котел унес сотни тысяч жизней, и часть погибших до сих пор остается на полях под Вязьмой. И уж об этих потерях, об этом подвиге, об этих жертвах забывать нельзя, какой бы правда ни была, какую бы теорию не выдвигали историки и исследователи.Представляем Вашему вниманию фильм Вяземский Котел — У края пропасти. 22 июня, посвящается.

  • Просмотры: 7488
  • Комментарии: 0
  • 22 06 16

Новости по теме:

Столичные власти отремонтируют мемориал ополченцам бауманцамВ начале Великой Отечественной Войны, осенью 1941 года, фашистские войска начали, как им казалось
На Богородицком поле хоронили павших в Вяземском котлеВ Хмелите на военном мемориале «Богородицкое поле», воздвигнутом в память воинов, отдавших жизнь на
Вяземский котел. Почтим память павших13 октября на «Богородицком поле» состоятся торжественные мероприятия в память воинов, которые
В Москве состоялась презентация фильма «Вяземский котел»По заказу Данилова монастыря был создан художественно-документальный фильм «Вяземский котел»,
Женский Одигитриевский монастырь под ВязьмойПо благословению патриарха Кирилла возле деревни Всеволодкино начато строительство женского

Общая характеристика боёв на Ржевском выступе в летний и осенний периоды 1942 года[править]

В 1942 году на центральном участке фронта советские войска не имели решительного численного превосходства в танках, необходимого для проведения глубокого наступления. Это обстоятельство, главным образом, определило позиционный характер боёв. Другим важным условием являлось существенное различие в уровне советских командующих армиями — объективная реальность 1942 года. В то время как одни проявляли инициативу и талант при разработке и осуществлении прорыва обороны противника, проводя её тщательное исследование, осуществляя грамотный ввод войск в бой, комбинируя манёвр основными силами, действия предварительно подготовленных штурмовых групп и прицельный артиллерийский огонь, другие осуществляли артиллерийскую подготовку по «площадям» и атаку позиций противника стрелковыми цепями. По этим причинам эффективность прорыва обороны разительно отличалась на участках действия разных армий. Другие факторы, такие как несколько лучшая боеспособность немецких войск перед румынскими (в силу лучшей организации, наличия заградотрядов, лучшего обеспечения и развитого коллективизма) и сильно укреплённые позиции с выгодным для обороняющихся рельефом не играли существенной роли в меньшей эффективности советских наступлений на Ржевской дуге. Так, в I Ржевско-Сычёвской операции войска 20 армии за 2 дня прорвали немецкий фронт на глубину 30 км, темп наступления был таким же как в операции «Уран» против румынских и немецких войск. Эффективный прорыв очень сильной обороны немецких частей имел место, как отмечалось, и в Великолукской операции.

В этих условиях Ставка ВГК решила сковать противника для недопущения переброски им сил на юг, где разворачивались решающие события. В крупных операциях на Ржевском выступе для советской стороны характерно несинхронное наступление силами отдельных армий (в отличие от концентрированного удара под Сталинградом). В летне-осенний период имели место 3 крупные операции — Холм-Жирковская (имеет косвенное отношение к боям за Ржев), I и II Ржевско-Сычёвские, а также Великолукская операция (последняя не имеет никакого отношения к боям за Ржев но фальсификаторами рассматривается как часть «Ржевской битвы»). В ходе Холм-Жирковской оборонительной операции войска немецкой 9-й армии отрезали 39-ю советскую армию, однако её ликвидация была длительной и кровопролитной для немцев, около трети сил 39-й армии прорвалось из окружения. Тем не менее, это была целиком неудачная операция для советских войск. I и II Ржевско-Сычёвские операции были наиболее масштабными. В первой из них советские войска продвинулись до 35 км на фронте более 100 км и даже заняли на время часть Ржева. Немецкие войска отбили Ржев крупными резервами ценой огромных потерь. Потери сторон были приблизительно равны, безвозвратные потери составили: гр. А»Центр» 60 тыс. человек, советских войск — 51 тыс. до 23 августа и потери в «затухающем периоде» до 1 октября. Вторая Ржевско-Сычёвская операция была менее успешной для советских войск — часть их была временно отрезана и вела бои в невыгодных условиях. Безвозвратные потери составили: немецких войск — 40 тыс., советских — 70 тыс. В Великолукской операции советские войска окружили и уничтожили 9-тысячную группировку противника и нанесли тяжёлое поражение 5 дивизиям, пробивавшимся на помощь окружённым. Это была полная победа Красной Армии.

В итоге на Ржевско-Вяземском выступе Советский Союз достиг стратегических целей, хотя советское командование рассчитывало также и на бо’льшие оперативные успехи. В то время как на юге советские войска расправились с группой армий «Б», полностью уничтожив немецкие 6А, 2А и 4ТА, 3 и 4 румынские и 8 итальянскую армии, а также все венгерские войска, и отбросили остатки группы армий «А», группа армий «Центр» не имела никакой возможности оказать помощь гибнущему южному флангу. Например, в результате I Ржевско-Сычёвской операции не только готовившиеся к переброске на юг 3 танковые и несколько пехотных дивизий были полностью обескровлены, но в район операции были направлены 12 дивизий с других участков фронта. Во II Ржевско-Сычёвской операции на Ржевский выступ было переброшено 4 танковые дивизии. Огромная масса войск в кризисный для Германии период не играла активной роли, занятая отражением локальных ударов отдельных советских армий и нёсшая при отражении этих ударов б’ольшие потери, чем при успешных стратегических наступлениях в 1941 г. Такое положение дел явилось стратегическим проигрышем Германии.

Молчание учебников

Любой человек, учившийся в школе — советской ли, российской, — твердо знает: в начале декабря 1941 года началось контрнаступление под Москвой, в ходе которого «был развеян миф о непобедимости гитлеровских войск», — противник отброшен от столицы, непосредственная угроза захвата Москвы миновала. О самом контрнаступлении — практически ничего. Современный российский учебник (например, наиболее массовый на сегодняшний день — «История России. ХХ — начало ХХI века. 9 класс» А. Данилова, Л. Косулиной, М. Брандта) уделяет началу 1942 года два абзаца: январское указание Сталина о переходе в общее наступление, возражения Жукова и принятое, вопреки его доводам, решение наступать повсеместно. Что происходило на фронте всю первую треть года, для российского школьника остается такой же загадкой, как в свое время и для его родителей. А происходило многое — преимущественно самого печального свойства.


Был проведен целый ряд крупных военных действий: Ржевско-Вяземская стратегическая наступательная операция Калининского и Западного фронтов (января — апреля), Болховская наступательная операция Брянского и Западного фронтов (январь — апрель), Барвенковско-Лозовская наступательная операция Юго-Западного и Южного фронтов (январь), Керченско-Феодосийская десантная операция Закавказского фронта и Черноморского флота (конец декабря — май), Любаньская наступательная операция Волховского и Ленинградского фронтов (январь — апрель), Медвежьегорская наступательная операция Карельского фронта (январь). Иными словами, практически на всем протяжении советско-германского фронта в этот период Красная армия с разной степенью успешности пыталась наступать.

Неудачи «крылатой пехоты»

Ржевско-Вяземская операция — практически единственная за всю войну, в которой советское командование попробовало использовать по прямому назначению воздушно-десантные войска.

18-23 января в район деревни Желанье были выброшено 717 парашютистов, а на подготовленную ими полосу высажен пехотный полк — в общей сложности 1643 человека при ста пулеметах и 90 легких орудиях.

Задача состояла в том, чтобы ударить по немцам с тыла и помочь кавкорпусу генерала Белова прорвать оборону противника.

Отряд занял три деревни, в которых немцев и так не было, и вышел в расположение кавкорпуса, но, по словам Белова, «практической помощи нам не оказал».

Еще 15 января Сталин лично одобрил план выбросить в тылу неприятеля 4-й воздушно-десантный корпус численностью в 10 тысяч человек, чтобы перерезать железную дорогу и автостраду Москва-Минск, не допустить подхода немецких резервов и помешать отходу на восток вражеских войск, которые, как предполагалось, будут разгромлены под Вязьмой.

29 января — 2 февраля были высажены 2323 человека, в подавляющем большинстве не там, где следовало. 1003 десантника пропали без вести, 520 через какое-то время прибились к партизанам. Продолжение операции сочли нецелесобразным.

Повторная попытка высадки 4-го десантного корпуса под Юхновом также провалилась. С 16-го по 23 февраля погибли около двух тысяч десантников, оставшиеся удержать намеченный плацдарм не смогли и с трудом пробились к своим. Немецкий истребитель сбил транспортный самолет, на борту которого находился командир корпуса генерал-майор Левашов.

Всякий раз высадка растягивалась на много дней из-за нехватки авиации, ориентироваться по кострам, разложенным партизанами, оказывалось невозможно из-за обилия пожаров, а радиосвязи не было, бойцы в местах сосредоточения расхаживали в десантных комбинезонах, так что немцы заблаговременно узнавали об операции от своей агентуры.

В дальнейшем советское командование лишь один раз, в сентябре 1943 года в районе Черкасс и Канева, попыталось высадить воздушный десант, и с тем же результатом.

Ход операции

8 января в наступление перешли ударные группировки Калининского фронта. На следующий день войска левого крыла Северо-Западного фронта (3-я и 4-я Ударные армии) начали Торопецко-Холмскую операцию. К середине января войска Калининского фронта глубоко охватили с запада и востока оленинскую группировку, 39-я армия вышла в её тыл, в район Сычёвки.

10 января началось наступление войск Западного фронта. Сломив упорное сопротивление врага, они освободили города Можайск, Верею, Медынь, Киров, Людиново и Сухиничи. Осуществление прорыва обороны противника на правом крыле силами 1-й ударной, 20-й и 16-й армий под Волоколамском и Шаховской с целью выйти на Сычевку и с востока отсечь Ржевскую группировку, а также прорыв в центре Западного фронта создали предпосылки для рассечения обороны врага на вяземском направлении и охвата вяземской группировки противника с юго-востока. Однако 19 января, вопреки плану Г. К. Жукова, по личному распоряжению И. В. Сталина 1-я ударная армия (В. И. Кузнецов) была выведена из боя и передислоцирована в район Демянска: части 16-й армии (К. Рокоссовский) были передислоцированы на юг. Войска 20-й армии (А. Власов) преодолеть оборону противника и завершить рассечение Ржевско-Вяземской группировки не смогли и перешли к обороне. Идея наступать на всех фронтах, провозглашённая И. В. Сталиным 5 января 1942 года, но не подкреплённая ресурсами, привела к потере инициативы, срыву контрнаступления под Москвой и неоправданным жертвам под Ржевом.

А. Гитлер снял с постов командующего 4-й танковой армией генерал-полковника Э. Гёпнера (8 января), командующий 9-й армией генерал-полковник А. Штраус 15 января был сменён генералом В. Моделем. 20 января на посту командующего 4-й армией Кюблера сменил Г. Хейнрици.

В результате энергичных мер нового командующего 9-й армией В. Моделя был закрыт прорыв в обороне западнее Ржева и перерезаны коммуникации 39-й армии, части сил 29-й армии и 11-го кавалерийского корпуса.

22 января Ставка передала в состав Калининского фронта 3-ю и 4-ю ударные армии Северо-Западного фронта. Наступление войск Западного фронта (33-й армии, 1-го гвардейского кавалерийского корпуса и 4-го воздушно-десантного корпуса) на Вязьму, начавшееся 26 января во взаимодействии с 11-м кавалерийским корпусом Калининского фронта, успеха не имело.

Немецкий танк PzKpfw IV на затопленной дороге в лесу, март 1942 года

1 февраля была восстановлена должность главнокомандующего западным направлением, на которую был назначен генерал армии Г. К. Жуков, сохранивший пост командующего Западным фронтом. Ставка потребовала завершить разгром основных сил группы армий «Центр». В это же время немецкое командование подтянуло подкрепления, которые во взаимодействии с авиацией отбили атаки советских войск на Вязьму. Одновременно противник нанёс сильные контрудары по коммуникациям выдвинувшихся вперёд 33-й, 39-й и 29-й армий, войска которых вынуждены были в начале февраля перейти к обороне. В течение второй половины февраля и марта 1942 года 43-я армия безрезультатно пыталась пробить коридор к 33-й армии. Навстречу прорывающимся частям группы Белова 14 апреля наступала 50-я армия Западного фронта. Но уже 15 апреля, когда до окруженной армии Ефремова оставалось не более 2 километров, немцы отбросили части 50-й армии, и наступление захлебнулось.

С вечера 13 апреля всякая связь со штабом 33-й армии теряется. Вопреки плану штаба Западного фронта и распоряжению Г. К. Жукова выходить на Киров, И. В. Сталин лично даёт М. Г. Ефремову разрешение на выход по кратчайшему пути на Угру, где остатки армии попадают в засаду. Армия перестаёт существовать как единый организм, и отдельные её части пробиваются на восток разрозненными группами. 17 или 18 апреля раненый М. Г. Ефремов покончил жизнь самоубийством.

В конце марта — начале апреля войска Калининского и Западного фронтов предприняли ещё одну попытку разгромить ржевскую, оленинскую и вяземскую группировки и соединиться с войсками, действовавшими в тылу противника в районе Вязьмы, но опять без успеха.

16 апреля 1942 года Ф. Гальдер записал в дневнике: «Русская 33-я армия ликвидирована…»

20 апреля войска получили приказ о переходе к обороне на рубеже Ржев, Гжатск, Киров, Жиздра.

Бои 39-й армии и 11-го кавалерийского корпуса в окружении продолжались до середины июля 1942 года, когда они были окончательно разгромлены (операция «Зейдлиц»). Командующий 39-й армией генерал-лейтенант И. И. Масленников был эвакуирован, его заместитель генерал-лейтенант И. А. Богданов погиб в окружении.

Планы сторон

Операция «Тайфун»

Немецкое командование, планируя наступление против войск Западного фронта в рамках операции «Тайфун», предполагало нанесением сильных ударов из районов Духовщины и Рославля в общем направлении на Вязьму прорвать оборону советских войск, окружить и уничтожить их в районе Вязьмы, затем развить наступление на Москву. Для достижения данной цели были задействованы основные силы группы армий «Центр». Сосредоточенная в районе Духовщины 9-я армия с подчинённой ей 3-й танковой группой имела задачу выйти на рубеж Вязьма, Ржев, охватывая Вязьму с севера и востока. Сосредоточенная в районе Рославля 4-я армия с подчинённой ей 4-й танковой группой имела задачу, наступая вдоль Варшавского шоссе с выходом к Спас-Деменску, повернуть на север, в сторону Вязьмы, с целью окружения основных сил Западного фронта.

К началу операции противник ввёл в заблуждение командование советских фронтов относительно направления главных ударов и, произведя перегруппировку, создал численное превосходство на избранных направлениях, в том числе на Духовщинском: в людях — в 3 раза, в танках — в 1,7, в орудиях и миномётах — в 3,8 раза; на Рославльском: в людях — в 3,2 раза, в танках — в 8,5 раза, в орудиях и миномётах — в 8,5 раза.

Командование Западным фронтом, ожидая переход противника в наступление, сосредоточило основные усилия вдоль дороги Смоленск — Вязьма на стыке 16-й и 19-й армий, что впоследствии не оправдалось, так как противник нанёс удары севернее и южнее.


С этим читают