Жил в ростове витя черевичкин

Крылатые гонцы Генштаба

Каждый раз, когда счастливцы гоняли голубей, сотни глаз устремлялись в небо и следили за их полетом и пируэтами: считали, сколько стайка сделает кругов, заключали пари — чья птица выше, быстрее и чья голубка переманит самца в свою голубятню. И вот уже все дворовые мальчишки грезили «чистыми» и турманами, выпрашивали гроши у родителей, ловили и приручали городских «сизяков», переманивали, а то и воровали из чужих голубятен, за что бывали биты.


В Таганроге мальчишкой «каждое утро выгонял из голубятника» своих птиц А.П. Чехов4. Грезил о них И.М. Бабель: «В детстве я очень хотел иметь голубятню. Во всю жизнь у меня не было желания сильнее». Родители, кстати, это пустое занятие в большинстве своем не поощряли, а взрослых голубятников почитали за чудаков. Бытовала пословица: в голубятниках да в кобылятниках спокон веку пути не бывало.

Кадр из фильма «Любовь и голуби».

ВОЖДИ И ГОЛУБИ

В Каменском мальчишкой вместе с отцом гонял голубей Леня Брежнев. Будущий генсек вспоминал: «Весь этот металлургический поселок держал высоколетных «сизарей»5. Уже в зрелости Леонид Ильич с размахом предался на даче юношескому увлечению. Заядлым голубятником был и его предшественник на посту Никита Сергеевич Хрущев: он тоже разводил на подмосковной даче элитных голубей и однажды «задал охране жару» за то, что не уберегли крылатых любимцев от кошки6.

Биолог решил вернуть исчезнувшего странствующего голубя

К началу XX века голубеводство состоялось не только как повальное увлечение, азартная игра и состязание — в 1890 году было создано Русское общество голубиного спорта, но и как дело государственное. По инициативе Генерального штаба в стране была организована сеть почтово-голубиных станций: в 1891 году крылатые гонцы связали Санкт-Петербург и Москву, затем голубиное сообщение было налажено между военными округами. К 1914 году в русской армии насчитывалось более 4 тысяч голубей7.

В годы революции и Гражданской войны городские голуби — сизари — практически исчезли, их переловили и съели, поэтому вплоть до середины века городские улицы и площади населяли воробьи, вороны да галки. Не минула эта участь и домашних голубей, в годы лихолетья многие русские породы были безвозвратно утеряны. Но как только наладилась мирная жизнь, голубиная страсть в сердцах наших соотечественников вспыхнула с новой силой.

Подвижная голубятня Осоавиахима СССР.

Последние статьи

  •   Для чего итальянцы в XVII веке придумали «винные окна», и Как чумная традиция возродилась в наши дни сегодня, 15:40
  •   Анонимные «письма счастья»: Кто и зачем их пишет, о чём они и где их можно обнаружить сегодня, 13:55
  •   Портрет Елизаветы II в самоизоляции, богиня-мать и волшебные миры: Магический реализм Мириам Эскофет сегодня, 11:47
  •   Почему звезда фильма «Экипаж» ушла из профессии: Встречи и расставания Ирины Акуловой сегодня, 11:02
  •   5 голливудских актеров, которые стали прообразами персонажей мультфильмов Диснея сегодня, 09:32
  •   9 оптимистичных фильмов о потере памяти, которые дарят надежду 18.08.2020, 21:57
  •   Чем запомнились 5 знаменитых советских стэндаперов времён, когда и слова такого не знали 18.08.2020, 21:32
  •   Как сегодня живёт знаменитая голландская деревня, в которой жители поголовно страдают деменцией 18.08.2020, 18:53
  •   Чем русские удивляли иностранцев в Лондоне и Париже 150 лет назад 18.08.2020, 17:22
  •   9 российских знаменитостей, которые оказались плохими бизнесменами: Михаил Галустян, Ольга Бузова и др 18.08.2020, 14:43

Все статьи

Юный партизан

В партизанском отряде Коробков-младший стал разведчиком штаба третьей бригады Восточного соединения партизан Крыма. В круг обязанностей юного партизана входило изучение местности, важных дорог, тропинок.

В деревне Бараколь заданием юного разведчика стало изучение вооружения гитлеровцев. Он по памяти зафиксировал всю боевую технику и места её дислокации, а через несколько дней партизаны уничтожили артиллерийские орудия, танки и гарнизон в Бараколи.

В деревне Эйсерес только хладнокровие Вити спасло их с отцом от неминуемой гибели. Мальчик смог отвлечь фашистов, заподозривших что-то, игрой на губной гармошке, и разведчики смогли уйти из деревни. Полученные в тот день разведданные также позволили партизанам провести успешную операцию.

16 февраля 1944 года Коробковы были арестованы во время операции в Феодосии. Две недели фашисты подвергали юного патриота пыткам. Его избивали ремнями, конским кнутом, но подросток держался стойко, так и не выдал своих боевых товарищей.

4 марта 1944 года Вите исполнилось 15 лет, а уже 9 марта его расстреляли. Своему товарищу по камере, Вале Ковтуну, городскому подпольщику, он сказал напоследок: «Когда выйдешь, найди маму, передай, что я умер за Родину»

Страна не забыла подвиг отважного пионера. Витя Корбков посмертно был награждён медалью «За отвагу»


Сегодня его именем названа школа в Феодосии, в которой он учился, и прилегающая к ней улица. В 1959 году в городском сквере по улице Горького установлен памятник Вите Коробкову.

Источник иллюстраций: https://pinterest.com

«Ведет Витеньку немец с винтовкой…»

— В тот день он ушел из дома, как обычно, — продолжает Анна Ивановна. — Не прошло и получаса, как вижу в окно: ведет Витеньку во двор немец с винтовкой. И ведет к сарайчику. Все решили, что его застрелят там же, в голубятне. А оттуда вдруг взмыли в небо голуби.

Витю расстреляли в сквере имени Фрунзе. Он так и остался лежать у стены. С мертвым голубем в руках.

Дневник разведчика, бравшего Берлин и верившего в вечную любовь

А на следующий день немцев вышибли из Ростова.

Смерть сына лишила Феклу Васильевну Черевичкину рассудка. Женщина больше не могла находиться в квартире, из окна которой видела, как уводили Витю. Семья переехала в барак, но и там страхи не покидали мать.

— Ей постоянно казалось, что ее преследуют автоматчики, — вспоминает Анна Ивановна, которая с 12 лет стала кормилицей младшей сестры:

— Я всего три класса закончила. Пришлось работать. Оставлю Галочку на подоконнике: сиди, жди, я тебе хлебушка принесу…

Отец Вити и моей собеседницы вернулся с войны. Брат Александр погиб на фронте. Спустя десять лет матери погибших героев дали трехкомнатную квартиру. После Победы она прожила еще 30 лет, так и не оправившись от горя.

Память[править | править код]

Существуют предположения, что действия Виктора Черевичкина, выпускавшего голубей в небо занятого врагом города, имели целью подачу сигнала советской авиации, либо что скрываемые им птицы предназначались для отправки сообщений за линию фронта.

Песняправить | править код

Хотя объективного подтверждения этому нет, сам поступок подростка, убитого за отказ подчиниться требованиям оккупантов, сделал его известным далеко за пределами города, о чём свидетельствует широкое распространение в послевоенное время народной песни «Голуби» («Жил в Ростове Витя Черевичкин…»), которая исполнялась известной певицей Еленой Камбуровой и в 2008 году вошла в альбом «Нас не трогай!» российской группы «Запрещённые барабанщики». По разным сведениям в создании песни участвовали композитор Б. Терентьев, поэт Н. Малкин (Маркус Вениаминович Малкин); впервые появилась она, вероятно, в Златоусте.

Повесть А. Агафоноваправить | править код

Впервые произведение «Повесть о Вите Черевичкине» опубликовано в 1974 году и выпущено Ростовским книжным издательством. Произведение основано на реальных событиях.Вспоминает очевидец событий А. Агафонов:


Позднее донской писатель А. Ф. Агафонов в 1952—1962 годах работал в областной газете «Большевистская смена» и встречал многих очевидцев событий оккупации. Он написал несколько книг о юных патриотах Дона, которые погибли в годы Великой Отечественной войны: «Повесть о Вите Черевичкине» о пионере-герое Вите Черевичкине, убитом нацистами в ноябре 1941 года, о Саше Чебанове — «Боец ополчения» (1978), об Эдике Жмайлове — «Я вернусь с победой, мама» (1981). Благодаря Агафонову улицы города Ростова-на-Дону носят имена этих ребят. По пьесе Аркадия Фёдоровича в театрах Ростовской области шел спектакль «Летите, голуби!».

Внешние изображения

Сюжетправить | править код

В повести рассказывается о юном герое Вите Черевичкине, его друзьях, которые жили, учились, играли, любили голубей, но началась Великая Отечественная война, которая забрала детство у ребят. Мальчишки помогали взрослым в борьбе с немецкими оккупантами, которые захватили город Ростов-на-Дону в ноябре 1941 года. Ребята расклеивали листовки со сводками Совинформбюро, срывали немецкие приказы, портили немецкую боевую технику, с помощью голубиной почты передавали сведения Красной Армии. По разному сложилась судьба юных героев: Рубен погиб под Сталинградом, брат Вити Черевичкина Саша погиб под Изюмом, Павлик не вернулся с войны, Вилька стал сыном полка.

Главный герой Витя Черевичкин, несмотря на угрозы немецких приказов, в которых запрещалось держать, укрывать и разводить голубей, он продолжал прятать своих любимых птиц. Голуби находились во дворе у Вити, в сарае. Виктора схватили нацисты в тот момент, когда он выпускал голубей возле немецкого штаба. Юного героя жестоко избили, красный галстук втоптали в снег, а голубей вытащили из-под Витиной телогрейки. После допросов, истязаний Витю бросили в подвал. Расстреляли юного пионера-героя в парке имени Фрунзе. Перед расстрелом нацисты перерезали на руках Вити верёвки, под сосну бросили изуродованных голубей, Витя Черевичкин побежал к своим любимцам и в этот момент протарахтел автомат, юный герой пал смертью храбрых.

  • Именем Вити названа одна из улиц в микрорайоне Нахичевань Пролетарского района города Ростов-на-Дону, а также улица в городе Снежное Донецкой области Украины.
  • Его имя носит Детский парк (в 1880-1950 годах — Александровский сад) в Пролетарском районе Ростова-на-Дону.
  • На стене дома, где в начале войны проживала семья Черевичкиных, установлена мемориальная доска с изображением летящего голубя на фоне лучей солнца и надписью: «В этом доме жил пионер Витя Черевичкин, зверски расстрелянный фашистскими оккупантами в ноябре 1941 года».
  • 3 июня 2001 года имя Виктора Черевичкина внесено в список погибших, память о которых увековечена мемориальным комплексом «Скорбящая мать» в парке имени М.В. Фрунзе города Ростов-на-Дону.
  • Памятник Вите Черевичкину с голубем в руке (скульптор Н.В. Аведиков) установлен в названном его именем детском парке в городе Ростов-на-Дону. Указанный памятник изображён на выпущенном небольшим тиражом советском коллекционном значке.

«Стремим мы полет наших птиц»

В 1930-е годы взмывающие в небо голубиные стаи и голубятники, свистящие в четыре пальца и размахивающие шестом с мочалом, стали непременной чертой советского города. Птиц, как правило, держали в небольших голубятнях на односкатных крышах дровяных сарайчиков или на чердаках дореволюционных многоэтажек. «Они непременно запирались, и в каждой квартире на видном месте висел ключ от чердака, — вспоминала жительница Ленинграда 1920-1930-х годов. — Там сушилось белье и жили голуби. Не только мальчишки, но и многие отцы семейств держали голубей. Кормили и холили, менялись и продавали, разводили породистых турманов и почтарей… В памяти еще живет синий квадрат неба над нашим двором, а в нем — десятки белых, сизых, коричневых птиц. «Пошел!!!» — раздается азартный крик хозяина, и очередной «письмоносец» взмывает в бескрайнюю высь над весенним Ленинградом»8.

В молодом советском государстве голубиная охота перестала быть забавой — в 1925 году ее взяло под свое крыло Общество содействия обороне. По всему Союзу открывались секции почтового голубеводства. Непрактичные декоративные породы ушли на второй план. В 1930 году Страна Советов за 8 тысяч золотых рублей закупила 16 высококлассных птиц-«производителей»9. Начал работу Центр голубиного спорта, проводивший состязания по скорости и дальности полета почтарей. Юные друзья обороны, грезившие небом, все выше и выше стремили полет своих птиц. Голубиные стаи, кружившие в небе страны, стали олицетворением этой мечты.

Боевая работа

Немцы распорядились, чтобы дети и женщины очищали Феодосийский порт от последствий бомбёжек. К этим работам был привлечён и Витя. В развалинах он отыскивал патроны и оружие и складывал их в укромное место. 12-летний мальчик стал связным между городом и партизанами.

Одним из Витиных заданий было наблюдение за немецким штабом, за передвижением машин, боевой техники. Под особым контролем был порт: данные о том, какие грузы и какое количество войск проходили через порт, сразу отправлялись в партизанский отряд. Однажды мальчик смог достать образец немецкого пропуска в город, а отец напечатал его в типографии. Деятельность подпольщиков вызвала беспокойство гестаповцев, в городе стало больше облав, обысков, арестов. Попали под подозрение и Коробковы. Было принято решение эвакуировать их из города в партизанский отряд. Уходя из города, Витя вывесил свой пионерский галстук на высоком дереве. Так и развевалось это импровизированное Красное знамя над Феодосией.

Начало войны

Витя Коробков родился 4 марта 1929 года в крымском городе Феодосии. Отец его работал наборщиком в типографии, и мальчик рано выучил азбуку и начал читать. Паренёк был очень наблюдательным, артистичным и любил рисовать.

Семья Коробковых оказалась в оккупации. В городе были установлены немецкие порядки, и местная типография тоже оказалась в руках врага. Отец продолжил работать, и Витя сильно переживал по этому поводу. Он привык, что отец, часто рассказывавший ему о героях Гражданской войны, теперь сам работает на немцев. Но поговорить с отцом откровенно на эту тему долго не представлялось возможным.

Однажды мальчик нашёл листовку с текстом «Смерть немецким оккупантам». Из её текста он понял, что в городе и в самом Крыму активно действуют партизаны. Внизу листовки было приписано: «Прочти и передай товарищу».  Как действовать с этой листовкой, Витя не знал, а человек, с которым он посоветовался, оказался провокатором. Дома у Коробковых немцы вскоре провели обыск, но Витя успел приклеить листовку, которую искали немцы, в городе. В тот раз беда прошла стороной.


Эти события подтолкнули мальчика на откровенный разговор с отцом. Оказалось, что Михаил Коробков – активный участник феодосийской подпольной организации, но наборщик воздерживался привлекать сына к этой работе, считая его ещё несмышленым мальчишкой. С этого времени Коробковы начали действовать вместе.

«В карманах всегда семечки…»

Глава семьи Черевичкиных работал на «Ростсельмаше» кузнецом-калильщиком, мать — дворником. К началу войны Витя окончил восемь классов, поступил в ремесленное училище.

— Он просто бредил небом, мечтал когда-нибудь стать летчиком. А голубей своих просто обожал. В карманах у него всегда были для них семечки.

Автопортрет художника-фронтовика нашелся на его знаменитой картине

Конечно, он уже не был пионером, каким вошел в школьные учебники. А в школе любил погулять и победокурить. С мальчишеским азартом увлекся голубиной почтой.

— Мама догадывалась об этом, — вспоминает сестра. — Помню, Витенька подходит ко мне и на ухо просит ниток принести. Мол, мамка ему не дает. Я говорю: давай я сама тебе пуговицу пришью. А он смеется: мне не пуговицы, а нитки нужны.

Белыми нитками привязывались к голубиным лапкам записочки, которыми обменивались ростовские голубятники. Немцы обоснованно усмотрели в голубях-связистах угрозу: в то время пернатых почтальонов активно использовали для доставки фронтовых донесений. Одно из первых распоряжений оккупационных властей в Ростове: голубей уничтожить!

Витя Черевичкин не подчинился. И это не легенда, каких много сложено о шестнадцатилетнем мальчишке. Это подвиг.

«А мне было 12 лет…»

Фотография расстрелянного мальчика с мертвым голубем в руках, сделанная военным корреспондентом Максом Альпертом, стала обвинительным документом на Нюрнбергском процессе. А каждый советский школьник знал песню неизвестного автора:

Жил в Ростове Витя Черевичкин, В школе он отлично успевал. И в свободный час он, как обычно, Голубей любимых запускал. Диктор Юрий Левитан закончил свою войну на поле под Прохоровкой

На стене дома, где в коммунальной комнатушке когда-то ютилась многодетная семья, — мемориальная табличка. Высечено имя Вити Черевичкина и на братской могиле жертв первой оккупации Ростова. А неподалеку в стареньком домике живет воспоминаниями о брате Анна Ивановна Аксененко (в девичестве Черевичкина):

— Когда немцы пришли в Ростов, мне было 12 лет, Вите — 16, Гале — три годика. А самого старшего, 18-летнего Александра, незадолго до этого военкомат призвал на сборы. Голуби? Да, много их было в голубятне во дворе. За ними и Саша следил, и Витя.

В довоенном Ростове голубеводство считалось престижным, как сказали бы сегодня, занятием. Голубей разводили, продавали, обменивали. Ростовские белогрудые, ростовские цветные…

На черно-белом снимке не разберешь, какого из них держал мальчишка в свой смертный час.


С этим читают